Защитник подсудимого

Совет ФПА рассказал, как надо защищать по назначению

Защитник подсудимого

Коллаж: Legal.Report

Опубликованы рекомендации Совета ФПА об обеспечении непрерывности защиты по назначению. Обширный документ напоминает, как именно должен вести себя адвокат по уголовному делу, какие обязанности на него возложены и в каком объеме их следует исполнять. А также как следует взаимодействовать с подзащитными и коллегами.

Для начала ФПА проводит ликбез и напоминает, что эффективная квалифицированная юридическая помощь при защите по уголовному делу подразумевает постоянное и системное оказание ее обвиняемому (подозреваемому) с учетом стадийного построения уголовного судопроизводства.

В соответствии с п.

17 Стандарта осуществления защиты в уголовном судопроизводстве «адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов». Принцип, согласно которому защитник участвует в деле от начала до конца, заложен и в порядок назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве.

При этом, в соответствии с п. 8 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, его обязанности при работе по назначению не должны отличаться от тех, что выполняются за гонорар.

Адвокат, принявший поручение по осуществлению защиты по назначению в досудебном производстве, в соответствии с п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики не вправе отказаться от защиты в суде первой инстанции, включая подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда.

Впрочем, он вправе не подавать апелляционную жалобу в случае, если суд согласился с его требованиями или при наличии письменного заявления подзащитного об отказе от реализации права на подачу апелляционной жалобы адвокатом, как это предусмотрено п. 4 ст.

13 Кодекса профессиональной этики.

Адвокат, принявший поручение по осуществлению защиты по назначению в досудебном производстве, обязан участвовать не только в процессуальных действиях, проводимых следователем (дознавателем), но и в судебно-контрольном производстве в первой и апелляционной инстанциях (при избрании, изменении и продлении меры пресечения, мер процессуального принуждения, при обжаловании действий (бездействия) и решений в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, и др.).

Адвокат, осуществляющий защиту по назначению в суде первой инстанции, обязан участвовать также в суде апелляционной инстанции при обжаловании промежуточных судебных решений.

Если региональными правилами, принимаемыми палатами субъектов в соответствии с утвержденным ФПА порядком назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, не установлено иное, в случае рассмотрения апелляционной жалобы апелляционным судом общей юрисдикции адвокат, осуществляющий защиту по назначению в суде первой инстанции, имеет приоритет в осуществлении защиты в апелляционной инстанции. Однако отсутствие его согласия на принятие такого поручения является уважительной причиной замены адвоката при рассмотрении дела апелляционным судом общей юрисдикции.

Адвокат, принявший поручение по осуществлению защиты по назначению, обязан явиться к инициатору заявки, представить ордер и предъявить удостоверение, после чего выяснить, имеется ли у обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) защитник по назначению или соглашению.

Если у обвиняемого имеется защитник по соглашению, то адвокат обязан удостовериться в его надлежащем уведомлении в установленный законом срок и потребовать копию процессуального решения, в котором надлежащим образом мотивировано назначение адвоката в порядке статей 50, 51 УПК РФ при наличии защитника по соглашению.

Недопустимо осуществление адвокатами защиты по назначению наряду с адвокатами, осуществляющими защиту тех же лиц на основании соглашения, за исключением случая, указанного в п. 18 Постановления Пленума Верховного суда РФ в от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве».

Согласно данному разъяснению, отказ от защитника по назначению при наличии у того же лица защитника по соглашению может быть не принят дознавателем, следователем или судом лишь тогда, когда процессуальное поведение защитника по соглашению либо поведение подозреваемого, обвиняемого при реализации права на свободный выбор защитника, будучи явно недобросовестным, ущемляет конституционные права других участников судопроизводства. Следовательно, назначение или продолжение участия в деле защитника по назначению при наличии у того же лица защитника по соглашению не может рассматриваться как недопустимое дублирование функций защиты, нарушающее конституционное право подозреваемого, обвиняемого на свободный выбор защитника, только при условии, что процессуальное решение дознавателя, следователя или суда, которым отклонен заявленный отказ от защитника по назначению, не только вынесено в соответствии с требованиями закона, но и содержит указание именно на такое недобросовестное поведение подозреваемого, обвиняемого и/или защитника (защитников) по соглашению, с приведением конкретных фактических обстоятельств, подтверждающих обоснованность этого вывода.

https://www.youtube.com/watch?v=Xw5WG0y6cbM

Во всех прочих случаях защитник по назначению не вправе принимать участие (в том числе продолжать ранее начатое им участие) в дознании, предварительном следствии либо в рассмотрении дела судом при наличии у подозреваемого, обвиняемого защитника по соглашению, от которого он не отказался и который не отведен от участия в деле в порядке и на основаниях, предусмотренных законом.

Если у обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) ранее имелся защитник по назначению, то адвокату до участия в каких-либо процессуальных действиях следует принять меры (в том числе при проведении свидания с обвиняемым (подозреваемым) наедине) для выяснения причин замены этого защитника, при необходимости связавшись с ним. В случае если прибывший для участия в деле адвокат удостоверится, что его назначение в качестве защитника осуществлено с нарушением установленных правил, либо прежний защитник не уведомлен надлежащим образом, либо отсутствует принятое в соответствии с требованиями закона мотивированное процессуальное решение, исключающее возможность участия ранее назначенного защитника в уголовном деле, он обязан устраниться от участия в процессуальных действиях, сделав соответствующее заявление.

Адвокату, вступившему в уголовное дело в качестве защитника по назначению, для обеспечения в дальнейшем своего надлежащего участия в защите рекомендуется подать письменное заявление лицу, в производстве которого находится уголовное дело, об обязательном надлежащем уведомлении защитника обо всех планируемых следственных (судебных) и иных процессуальных действиях с участием обвиняемого (подозреваемого, подсудимого), а также любых иных действиях, затрагивающих права последнего.

Освобождение адвоката от участия в уголовном деле в качестве защитника по назначению допускается исключительно в случаях, предусмотренных законом (принятие соответствующим должностным лицом в соответствии с требованиями закона мотивированного процессуального решения об отводе защитника при наличии законных оснований для этого, принятие отказа обвиняемого (подозреваемого) от защитника, вступление в дело адвоката по соглашению, ранее не принимавшего участия в деле, приостановление статуса адвоката и др.) и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, а также при наличии иных уважительных причин (например, тяжелая продолжительная болезнь, препятствующая осуществлению профессиональных обязанностей, передача дела по подследственности или подсудности в иное территориальное образование и т. п.).

Источник: https://legal.report/sovet-fpa-rasskazal-kak-nado-zashhishhat-po-naznacheniju/

Помимо адвоката нужны люди, которым небезразлична судьба подсудимого Как устроена работа общественных защитников — Meduza

Защитник подсудимого

С 2001 года в России действует институт общественных защитников — это люди без юридического образования, часто знакомые или родственники подсудимых, которые помогают адвокатам представлять их интересы, в том числе и по уголовным делам.

В последнее время общественными защитниками становятся гражданские активисты — они работают уже не только на близких, но и незнакомых людей.

При этом, в отличие от адвокатов по назначению, такие защитники, во-первых, могут сами выбирать себе дела, а во-вторых, не связаны некоторыми ограничениями — например, они могут заявить в суде, что считают дело политически мотивированным.

«Медуза» попросила трех общественных защитников рассказать, как и почему они начали этим заниматься — и чем защитник без специального образования, но зато прямо заинтересованный в деле может помочь профессиональному адвокату.

Петр Курьянов

Сотрудник фонда «В защиту прав заключенных»

В начале двухтысячных, когда я сам сидел в тюрьме в Саратове по сфабрикованному делу — [полицейские] мне подбросили наркотики и вменяли их хранение — изучал УПК.

Наткнулся там на статью, где говорилось, что у обвиняемого и подсудимого есть право — ходатайствовать о допуске защитником по делу одного из родственников либо другого лица. В 2001 году был принят новый УПК, который делал это возможным.

Буквально в то же время мой сокамерник одним из первых в Саратовской области тогда сумел добиться, чтобы его защитником по уголовному делу выступала в том числе его жена.

Вскоре я тоже добился, чтобы мою племянницу допустили в качестве защитника по уголовному делу наряду с адвокатом. Важно понимать, что закон предусматривает допуск родственника или иного лица только наряду с квалифицированным адвокатом, не вместо.

Адвокат тоже тогда хорошо мне помог, но в то же время я понимал, что за минимальную оплату труда — а у моей мамы не было денег, чтобы оплачивать его труд хорошо — ожидать какого-то эффекта и полноценной выкладки не стоит.

Племянница ходила ко мне и в СИЗО и участвовала в суде, очень много помогала. Я давал ей указания, она приносила мне судебную практику, конституционные постановления. Мы действовали в связке.

Я воочию убедился, какой это, на самом деле, эффективный механизм защиты своих прав в наших судах при сфабрикованных по большей части уголовных делах. Только в результате совместных действий нам удалось добиться успеха в том деле — я отделался уже отсиженным годом в СИЗО.

Связываю это именно с тем, что моей защитой наряду с адвокатом был близкий человек.

Вскоре после того, как я должен был выйти из СИЗО, у моего сокамерника начинался суд. Я составил ему тексты ходатайств и заявлений, которые он должен был подать в суд, чтобы уже меня назначили его защитником наряду с адвокатом. И, спустя неделю после того как я вышел из СИЗО, я защищал его в суде.

Я пришел в СИЗО с постановлением суда и выписал требование о том, чтобы ко мне — защитнику, допущенному судом — вывели моего подзащитного для беседы конфиденциально, как полагается по закону.

Ко мне тогда выбежал заместитель начальника по режиму и говорит: «Курьянов, ты чего, угораешь? Я тебя здесь целый год водил в наручниках, а сейчас ты освободился, и я тебе буду выводить твоего подзащитного?» Закончилась эта история тем, что мы с адвокатом добились более-менее разумного срока для подзащитного и даже не пошли обжаловать приговор.

С начала 2012 года сразу после Болотного дела я перебрался в Москву и теперь работаю в фонде «В защиту прав заключенных» и регулярно выступаю защитником в уголовных процессах.

Важно добиваться того, чтобы кто-то из тех, кому не безразлична ваша судьба, был допущен судом наряду с адвокатом в качестве защитника на ранних стадиях возбуждения уголовного дела.

Когда дела сфабрикованы, приходится активно доказывать свою позицию, писать жалобы на незаконные действия, разоблачать фабрикацию с самого начала, собирать огромный багаж в виде ответов прокуратуры, Следственного комитета, которые в своих ответах вступают в противоречие.

Когда приходишь в суд с этими противоречиями, с отменами неполных проверок по твоим жалобам, то больше шансов убедить судью и заставить согласиться, что действительно: дело шито белыми нитками.

Александра Россиус

Студентка четвертого курса Института лингвистики РГГУ

Я заканчиваю бакалавриат по специальности «Фундаментальная и прикладная лингвистика», но уже на третьем курсе потеряла к этому интерес.

К тому, что меня интересует именно защита прав человека, пришла постепенно. Я давно была политически активна, участвовала в акциях протеста, в проведении одиночных пикетов.

Последний одиночный пикет, в котором я участвовала, был, когда арестовали Льва Пономарева.

В какой-то момент я поняла, что мне хочется заниматься помощью пострадавшим от несправедливой, на мой взгляд, судебной системы. Я прочитала на сайте фонда «Русь сидящая», что можно быть защитником, не имея адвокатского статуса.

У них есть свое образовательное мероприятие «Школа общественного защитника», где есть курс лекций, который помогает понять, как можно защищать в суде. Зимой 2019 года я послушала эти лекции, и после этого на меня сразу посыпались дела, и я начала защищать.

В обоих делах, в которых я участвовала к этому моменту, моих подзащитных оправдали.

Недавно я вместе с другой защитницей помогала женщине, задержанной на митинге [против изоляции Рунета] 10 марта. Там была совершенно жуткая история — очень много нарушений со стороны полиции. В отделении ее били, оставили на две ночи в обезьяннике, не давали еду и воду, не пускали в туалет.

Это была совершенно дикая, пыточная история. Ей не показывали никаких протоколов, которые были на нее составлены. Обвинялась она в том, что после окончания митинга оказала сотрудникам полиции неповиновение, отказалась покидать место митинга и продолжала выкрикивать лозунги «Путин вор».

В этом процессе главная моя заслуга — то, что я смогла найти доказательства того, что задержана она была не в 16:20, как было указано во всех рапортах, а самое позднее в 16:05, притом что митинг закончился в четыре.

Понятное дело, что если человек через пять минут после окончания митинга не покинул место — это не то же самое, что через 20 минут.

Даже гипотетически я не допускаю, что защитник может брать с подзащитных деньги. Для меня важно, что со всеми людьми, которых задерживают и судят за митинги, я нахожусь в одной лодке.

Меня саму задерживали, я была на их месте, а в ближайшие месяц-два ожидаю суда за акцию протеста, где защищать меня будет моя подруга, защитница Саша Баева (ее монолог читайте ниже — прим. «Медузы»).

Это все для меня не просто волонтерство и благотворительность, это в большинстве случаев еще и помощь другу, потому что пусть даже я ни разу ранее не виделась с моим подзащитным, это такой же активист как и я, это человек, который проходит ровно через те же трудности, через которые временами прохожу я сама. Сегодня я кого-то защищаю, завтра меня кто-то защищает, и так будет продолжаться, пока Россия не будет свободной.

Кроме того, нужно понимать, что людям, которые в чем-то обвиняются, самим деньги очень нужны. Особенно это касается уголовных дел, а мне бы хотелось впоследствии защищать по уголовным делам.

Судьи, по большей части, к защитникам относятся с пренебрежением. Защитник может донести до судьи свои доводы, но адвоката судья все-таки скорее послушает. На одном из судебных заседаний вместе с нами защищал человека и адвокат.

Он, по сути, ничего не сделал, на заседании впервые увидел материалы дела, но при этом все равно его судья слушала с гораздо меньшим раздражением, чем нас. При этом у защитников есть одно преимущество — они не ограничены адвокатской этикой.

Например, если я считаю, что моего подзащитного преследуют по политическим мотивам, то адвокат этого сказать не может, потому что адвокат не имеет права лезть в политику. А меня как общественного защитника ничего не ограничивает, я могу это сказать.

Например, если в деле участвуют адвокат и защитник, и при этом дело явно политически мотивировано, значит, всю политическую составляющую должен излагать защитник. В этом важное преимущество защитника.

Я могу в письменной форме заявить, что дело, к примеру, политически мотивированное, и судья не сможет это не приобщить к делу, а значит и не может это не учесть. Это может сыграть ключевую роль для высших судебных инстанций, прежде всего, конечно, для Европейского суда по правам человека, потому что такие вопросы, как политические преследования, прежде всего, идут в Европейский суд.

В дальнейшем я планирую получить юридическое образование. Наверное, буду работать в правозащитной организации и в свободное время бесплатно помогать людям как общественный защитник.

Александра Баева

Студентка четвертого курса истфака МГУ

Я с 15 лет хожу на митинги. Застала даже самые резонансные — 2011-2012 годов. 5 мая 2018-го я тоже приходила на митинг и писала потом о задержаниях статьи для «Медиазоны». Тогда в участках среди задержанных я встретила очень много своих друзей. Задержали человек сто, и все они ночевали по разным отделам.

Им помогало очень много защитников, но их на всех не хватало. Мы тогда прямо на месте консультировались с адвокатами и правозащитниками о том, как нам быть, как защитить своих друзей. В тот раз помощь не понадобилась, потому что в итоге практически всех вскоре отпустили.

Но идея стать общественным защитником у меня родилась.

Зимой 2019 года я ходила в «Школу общественного защитника», где правозащитники и адвокаты рассказывали, как работают наши суды и как они в этих условиях защищают людей.

Буквально через несколько дней после того, как я прослушала курс, моего друга задержали в аэропорту Домодедово якобы за неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции по статье 19.3, и он обратился ко мне за помощью.

За это дело взялись я, моя подруга защитница, еще один знакомый и адвокат. Мы с подругой допросили дежурного полицейского (друг сам позвонил в полицию, чтобы составить заявление на контролера — прим.

«Медузы») подавали много ходатайств судье, делали всю бумажную работу. Было несколько судебных заседаний, судья была настроена против нас [защитников].

Тем не менее после очередного заседания суд оправдал его.

https://www.youtube.com/watch?v=kssEQPc87iQ

Мне кажется, от защитников есть большая польза, и есть даже некоторые преимущества перед работой адвоката.

Если для адвоката это зачастую рутина, потому что он уже поучаствовал в сотнях уголовных дел, он без энтузиазма берется за дело, где подзащитному грозит 15 суток, а не 15 лет, то для общественного защитника каждое дело — вызов. Он ближе общается с семьей, узнает у них все детали, в целом, глубже входит в процесс.

Дежурный адвокат должен защищать того, кто ему достался, просто потому, что выпала очередь. У защитника все не так: ты можешь сам выбрать себе любой процесс.

То есть обычно это какие-то друзья, друзья друзей, не дай бог родственники.

И ты можешь как общественный защитник помогать [подзащитным], имеешь право знакомиться с материалами дела, приходить к ним в СИЗО в любой момент и беседовать в отдельной комнате без прослушки.

Когда мне исполнится 25, я обязательно войду в . Официальный статус адвоката получать, наверное, не буду, потому что это все-таки другое. Но так или иначе продолжу заниматься защитой, потому что оказалось, что дел, где нужна помощь столько, что горшочек, не вари.

Источник: https://meduza.io/feature/2019/04/09/pomimo-advokata-nuzhny-lyudi-kotorym-nebezrazlichna-sudba-podsudimogo

Общественный защитник

Защитник подсудимого

Путь становления института защиты имеет несколько исторических витков. Каждый год формируются составы адвокатских коллегий, совершенствуется законодательство данной сферы, что вызвано в первую очередь конституционным правом на защиту любого гражданина. Именно поэтому был вариант реализации такого права, как общественный защитник в уголовном процессе.

На сегодняшний день подобный институт прекратил своё существование, однако в теории права его продолжают освещать, как один из эффективных вариантов поддержки обвиняемых в преступлении граждан.

О том, что мог общественный защитник, говорят ранее действующие законы, принятое в Советском Союзе.

Положение таких субъектов не отличалось от действующих сейчас адвокатов и иных лиц:

  • неограниченный доступ к материалам дела;
  • свободное общение с подопечным;
  • предоставление лично полученной информации о деле;
  • заявление ходатайств, жалоб;
  • привлечение иных лиц для разъяснения ситуации;
  • участие в деле совместно с адвокатом, работа в качестве его помощника;
  • выступление в зале судебного заседания.

По тому же принципу, что и сейчас формировались обязанности указанного субъекта. Главным правилом было соблюдение закона.

Единственное, что отличало указанных субъектов, это то, что ими выступали представители общественности, Это имело значение, потому что всегда существовал образец поведения, а порицание обществом признавалось одной из мер наказания.

Говоря об участие близких родственников, то на момент существования представленного института, это так допускалось.

Более того подобное явление встречалось чаще всего и имело место реализации совместно с деятельностью юриста-профессионала, то есть адвоката.

Фактически получить представителя от общественности можно и на сегодняшний день. Сам институт не был упразднён, скорее претерпел ряд существенных изменений.

Таким образом, институт защиты при расследовании преступления и непосредственном рассмотрении его в судебном заседании выступает неотъемлемой частью такого процесса. Прямое право каждого гражданина, подверженного уголовному преследованию, потребовать себе представителя, который будет охранять его интересы.

Подобные меры гарантируют состязательность и равноправие сторон в судебной системе, что также реализует один из главных конституционных принципов.

Что показывает судебная практика по данной статье

.

Часто апелляции и ходатайства по статье рассматриваются Верховным Судом РФ:

  1. Решением Верхового суда отклонено ходатайство обвиняемого, а после осужденного К. в части представления его дела несколькими защитниками. Причина: отсутствие у лиц, за которых подано ходатайство, понимания уголовного дела в его законной юридической трактовке. Норма не предполагает обязанности суда удовлетворять ходатайство, право положительного решения по прошению, может быть подкреплено оценкой оказания объективной юридической помощи.
  2. Ходатайство подсудимого Ф. об участии близкого родственника в качестве защитника удовлетворено, но с оговорками: по уголовному делу назначается защитник наряду с профессиональным адвокатом, а не вместо него. Наличие у родственника официального юридического образования без документов адвоката, в расчет не принимается. Родственник осужденного Ф. оставлен как помощник адвоката.

https://.com/watch?v=0PsiQLqqBIg

К статье необходимо обращаться для подтверждения прав и обязанностей лица, берущего на себя защиту гражданина, проходящего в уголовном деле в качестве подозреваемого, обвиняемого. Момент привлечения определяется нормативными актами и может наступить как со времени вручения уведомления, так и с факта задержания гражданина. Компетенция суда не распространяется на оценку действий адвоката.

Права и обязанности защитника в уголовном процессе

Для того, чтобы определить положение защитника в уголовном процессе, необходимо изучить аспект, касающийся его прав и обязанностей. Защитник является самостоятельным субъектом, но его независимость в совершении наиболее важных процессуальных действий ограничена его связью с подозреваемым, так как он осуществляет защиту в его интересах.

Таким образом, выбор защитником средств и способов защиты зависит от воли обвиняемого, то же касается и назначения самого защитника[11].

Однако, направление защиты, выбранное адвокатом, может отличаться от позиции обвиняемого, но лишь в том случае, если данное направление может улучшить положение подозреваемого; но защитник не должен совершать действий, которые неблагоприятно повлияют на положение подозреваемого.

Как мы уже говорили, предпочтение участия в качестве защитника в уголовном процессе отдается профессиональным адвокатам, и главной его функцией является защита обвиняемого, оказание ему квалифицированной юридической помощи[12].

Защитник начинает реализовывать свои полномочия с момента допуска к участию в уголовном деле[13].

Решение о допуске защитника может принимать дознаватель, следователь, суд, судья путем издания ордера или иного документа, который подтверждает полномочия защитника.

Конференция ЮрКлуба

Получила статус. Судья не позволяет снять копии материалов УД. Пошла к председателю суда. Та вообще сказала, что не понимает, почему судья пошел у нас на поводу, и вынес такое решение. Что она порекомендует пересмотреть принятое им решение, и отменить его. Также не позволила сделать копии. Сказала, что уже существут практика отказа в праве на общ. защитника.

если еще не поздно, попросите отдельное постановление о допущении, ибо потом с выпиской из протокола мороки будет много — спецчасти СИЗО будут просить по УПК определение или постановление а в итоге будуте опрашивать через стекло, как родственница ,если дадут.

Источник: https://mup-info.com/zasitnik-v-ugolovnom-processe/

Как войти в дело и стать защитником

Защитник подсудимого

Помимо адвоката интересы обвиняемого в уголовном процессе может представлять его близкий родственник, а также любое другое лицо, об участии которого в качестве защитника обвиняемый будет ходатайствовать.

Такая норма содержится в части 2 статьи 49 УПК и дословно звучит так: “По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый”.

Эта норма уже вызвала немало споров и проблем с правоприменением:  на практике право пригласить в процесс защитника-не адвоката не обязательно влечет обязанность судьи вводить этого человека в процесс.

“Могут быть допущены” не значит “должны быть допущены”

Статус защитника дает близким подсудимого ряд неоспоримых преимуществ: они фактически получают права адвоката в процессе, то есть имеют доступ ко всем материалам дела, могут заявлять ходатайства, допрашивать свидетелей, собирать и представлять доказательства, привлекать специалистов.

 У них появляется возможность присутствовать в закрытых судебных заседаниях (закрытыми, к примеру объявляют все процессы о насилии над несовершеннолетними), а не ждать в коридоре адвоката с новостями.

В конце концов, у них появляется возможность видеться со своим подзащитным, находящимся под стражей.

Свидания с родственниками в СИЗО ограничены двумя в месяц и тремя часами каждое, но если тот же родственник был допущен судом в качестве защитника, то свидания с ним становятся неограниченными по количеству и длительности (п.9 ч.

4 ст 47 УПК), а также должны проходить наедине без разделительной перегородки — в условиях, позволяющих сотрудникам изолятора видеть обвиняемого и его и защитника, но не слышать их разговора ().

Свидание с защитником предоставляется сотрудниками изолятора по предъявлении соответствующего определения или постановления суда, а также документа, удостоверяющего его личность. (ссылайтесь на ст 18 ФЗ О содержании под стражей)

На какой стадии уголовного преследования следует войти в дело защитнику наряду с адвокатом? На этот вопрос разные юристы отвечают по-разному. Одни ссылаются на термин “обвиняемый” в части 2 статьи 49 — статус в котором человек выступает на стадии предварительного расследования.

Другие утверждают, что если допуск к защите осуществляется “по определению или постановлению суда” то речь идет о стадии судебного разбирательства и ходатайство нужно подавать уже после передачи дела в суд.

Второго мнения придерживается Верховный суд, который в одном из последних Пленумов разъяснил: “По смыслу положений части 2 статьи 49 УПК РФ, защиту обвиняемого в досудебном производстве вправе осуществлять только адвокат”.

Это значит ходатайство о допуске в качестве защитника родственника или “иное лицо” целесообразно заявлять после передач дела в суд — на первом же судебном заседании.
Никаких гарантий, что защитника введут в процесс, к сожалению, нет.

Многие судьи считают, что защитник-не адвокат будет злоупотреблять своими правами, затягивать процесс немотивированными ходатайствами, сутками сидеть у родственника в СИЗО, провокационно вести себя в зале суда.

В отличие от адвоката, чье поведение в процессе может стать по жалобе суда предметом дисциплинарного разбирательства в адвокатской палате и даже грозить нарушителю лишением статуса, защитник-родственник или защитник-”иное лицо” не связаны никакими корпоративными правилами поведения, и потому никак не может быть наказан. (При этом рычаги воздействия на него конечно тоже есть судья может в любой момент согласно ст 258 УПК удалить из зала судебного заседания любого находящегося там человека, который ему чем-то помешал).

К сожалению, позиции высших судов по этому вопросу не сильно помогают: так, по мнению Верховного суда. “право на приглашение защитника не означает право обвиняемого выбирать в качестве защитника любое лицо по своему усмотрению и не предполагает возможность участия в деле любого лица в качестве защитника”.

Правда, тут же Верховный суд замечает, что отказ все же должен быть мотивирован. Поэтому если судья вам отказал на том лишь основании, что интересы обвиняемого уже защищает профессиональный адвокат — а это довольно часто встречающаяся формулировка —  то у вас есть хороший шанс такой отказ оспорить.

Сослаться тут можно и на Пленум Верховного суда, но еще лучше на Определение Конституционного суда от 22 апреля 2005 г. N 208-О.

Конституционный суд говорит что приглашение обвиняемым защитника наряду с адвокатом “прямо предусмотрено уголовно-процессуальным законом”,и ”поскольку такой способ защиты не только не запрещен, но прямо предусмотрен в законе, отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться им может иметь место лишь при наличии существенных к тому препятствий”, решение суда “не может быть произвольным”.”При этом, по смыслу уголовно-процессуального закона, не может признаваться обстоятельством, препятствующим допуску в качестве защитника лица, не являющегося адвокатом, участие в деле профессионального адвоката, поскольку ни Конституция Российской Федерации, ни уголовно-процессуальный закон не ограничивают число защитников”.

Планируя вступить в дело в качестве защитника, родственник или иной близкий подсудимому человек должен в этом случае отказаться от роли свидетеля по делу. Вы, естественно не можете не явиться к следователю или в суд, если вас вызовут повесткой.

Но если повестки не было, не спешите предлагать себя свидетелем, готовым рассказать, какой подсудимый на самом деле хороший человек.

В этом случае вы потеряете право быть его защитником, причем на всех стадиях уголовного судопроизводства: закон четко и недвусмысленно запрещает совмещать эти статусы (см. п 1 ч.1 ст 72 УПК)

И последнее, но не менее важное: вступая в дело в качестве защитника, не забывайте, что вы это делаете для помощи обвиняемому. А эта помощь только в том случае будет эффективной, если вы будете сотрудничать адвокатом, обсуждать совместную линию защиты и придерживаться ее. Противоречащие друг другу защитники — медвежья услуга подсудимому.

ссылкой:

Источник: https://vturme.info/kak-vojti-v-delo-i-stat-zashhitnikom/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.