Заочный приговор по уголовному делу судебная практика

Заочное рассмотрение дел в уголовном судопроизводстве: кризис правового регулирования –

Заочный приговор по уголовному делу судебная практика

Введение ч. 5 ст. 247 УПК РФ связывают с ратификацией Российской Федерацией Европейской конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма и принятием Федерального закона “О противодействии терроризму”.

ФЗ от 27 июля 2006 г. N 153 “О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ…” позволил заочное рассмотрение уголовных дел в судах не только в отношении лиц, причастных к терроризму, как усматривалось из названия законопроекта, но и вообще лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, уклоняющихся от явки по вызовам судов.

В пояснительной записке к указанному законопроекту отмечено, что он направлен на установление “возможности заочного осуждения лиц, причастных к терроризму, в случае, когда такие лица находятся вне пределов территории России и (или) уклоняются от явки в суд. Приговор суда о совершении лицом террористического акта или иного тяжкого преступления позволит также повысить значимость запроса о его выдаче, в случае если это лицо находится вне пределов территории России”.

Фактически внесенными предложениями об изменении ст. 247 УПК РФ предопределено, что:

  1. итогом заочного производства всегда является обвинительный приговор (как повышение значимости запроса о выдаче лица);
  2. заочное производство распространяется на все уголовные дела определенной категории, а не только в отношении лиц, причастных к терроризму;
  3. примененный прием изложения ч. 5 ст. 247 УПК РФ порождает двусмысленность понимания ее содержания, что, безусловно, может приводить к неправильному ее толкованию на местах.

Закон принят в неудачной формулировке, и следует, лишь с некоторыми оговорками, согласиться с анализом указанной нормы, проведенным И.Л. Петрухиным, который, признавая неоднозначность формулировки ч. 5 ст.

247 УПК РФ, писал: “Ее можно понимать в том смысле, что данное исключение из общего правила относится лишь к случаям, когда обвиняемый находится за рубежом и не является по вызовам в суд.

Но союз “или”, заключенный в скобки, позволяет считать, что данная формулировка относится и к случаям, когда от явки в суд уклоняется лицо, находящееся на территории России, а это существенно расширяет сферу действия рассматриваемой правовой формулы.

Логический анализ правовой нормы, допускающей заочное рассмотрение уголовных дел, позволяет утверждать, что она не относится к случаям, когда лицо находится в пределах РФ, поскольку следующая затем фраза “если лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства” относится лишь к случаям, когда лицо находится за границей” (“Оправдательный приговор как результат объективного и всестороннего судебного следствия”).

Поскольку такое законотворчество следует признать уникальным с точки зрения техники изложения нормы, то, безусловно, смысловое значение ч. 5 ст. 247 УПК РФ требует не только правового анализа, но и грамматического.

Если читать эту норму с применением соединительного союза “и”, то никаких затруднений в правоприменительной практике быть не должно: “В исключительных случаях судебное разбирательство по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях может проводиться в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории России и уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу”. В вышеизложенном тексте совершенно четко просматриваются пять условий, при суммарном наличии которых возможно заочное рассмотрение дела:

  • исключительность случая;
  • наличие уголовного дела о тяжких и особо тяжких преступлениях;
  • нахождение подсудимого за пределами территории РФ;
  • уклонение от явки в суд;
  • непривлечение лица к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу.

Второй вариант прочтения Закона с разделительным союзом “или” в смысловом значении однозначно понять невозможно. Об этом свидетельствуют комментарии ученых, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2009 и судебная практика, которые по-разному подходят к толкованию и применению этой нормы, порой, с моей точки зрения, в нарушение самого Закона.

“В исключительных случаях судебное разбирательство по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях может проводиться в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории России или уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу”. В данном случае союз “или” указывает на необходимость выбора одного из понятий:

  • либо подсудимый должен находиться за пределами территории РФ;
  • либо уклоняться от явки в суд.

Если разобрать предложение с разделительным союзом “или” на составные части, то текст Закона в первом варианте звучит так: “В исключительных случаях по делам о тяжких или особо тяжких преступлениях судебное разбирательство по уголовным делам может проводиться в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории России, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу”.

В такой трактовке полностью выпадает волевой признак.

Ведь для того, чтобы рассматривать дело в порядке заочного производства, необходимо установить, что подсудимому известно о рассмотрении его дела, но он отказывается явиться в судебное заседание, т.е. уклоняется от явки в суд.

Подсудимый может временно покинуть территорию РФ и выехать за границу в командировку, отпуск и т.д., и рассмотрение дела заочно в этом случае – бесспорное нарушение права на защиту.

Вторая составная часть предложения с разделительным союзом “или” по содержанию представляет из себя следующее: “В исключительных случаях по делам о тяжких или особо тяжких преступлениях судебное разбирательство по уголовным делам может проводиться в отсутствие подсудимого, который уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу”.

Анализ нормы в такой конструкции следует проводить исходя из последней фразы “если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу”.

Зададимся вопросом: кто может быть привлечен к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу, т.е. по делу, которое находится в производстве российского суда?

Источник: https://5898523.ru/zaochnoe-rassmotrenie-del-v-ugolovnom-sudoproizvodstve-krizis-pravovogo-regulirovaniya/

Самый заочный суд в мире

Заочный приговор по уголовному делу судебная практика

Ряд судей обратился в Верховный суд с предложением распространить описанную в п. 5 ст.

247 УПК РФ норму, которая позволяет проводить заочное судебное рассмотрение дел по тяжким и особо тяжким преступлениям, на дела о правонарушениях небольшой и средней тяжести, сообщил во вторник на заседании совета судей в Москве председатель Верховного суда (ВС) Вячеслав Лебедев. «Вы подумайте, пообсуждайте между собой», ― обратился он к членам совета судей, пообещав, что тема станет предметом разговора еще и на семинаре ВС.

Тему, поднятую судьями, Лебедев впервые огласил председателям судов общей юрисдикции в воскресенье на совещании в Томске, пояснил представитель ВС Павел Одинцов.

«Годами находятся в производстве дела, где разыскиваются обвиняемые.

Если по делам тяжким и особо тяжким, когда скрываются подсудимые, обвиняемые, можно вынести заочно решение, по делам другой категории ― средней тяжести ― этого нельзя сделать», — сказал тогда глава ВС (цитата по НИА «Томск»).

Отношение Лебедева к идее положительное, говорит Одинцов.

Нововведение может быть направлено на то, чтобы максимально сократить сроки рассмотрения дел, говорит представитель ВС. Нарушение разумных сроков судопроизводства становится частым предметом обращений россиян в Страсбургский суд, говорит Одинцов. По словам Лебедева, в Томске розыск обвиняемых является «основной причиной превышения разумных сроков рассмотрения уголовных дел».

Нынешняя ст. 247 УПК позволяет проводить заочное судебное рассмотрение по нетяжким составам, но только по заявлению самого обвиняемого.

Пункт 5 той же статьи описывает исключительный случай ― когда подсудимый по делам тяжким и особо тяжким находится за пределами территории страны и (или) уклоняется от явки в суд при условии, что он не был привлечен к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу.

Тема заочного судопроизводства, принятая в сталинском СССР, имеет богатую и противоречивую историю в новой России.

Суд вынес заочный приговор по тяжким статьям уехавшему в США генералу КГБ Олегу Калугину в 2002 году, аккурат успев до вступления в силу новых норм УПК (с 1 июля 2002 года), которые запретили судебное рассмотрение по таким статьям в отсутствие обвиняемых, вспоминает защитник Калугина Евгений Бару. Срочный приговор Калугину тогда выглядел политическим: новый президент, выходец из спецслужб Владимир Путин, назвал Калугина «предателем», а Калугин в ответ начал критиковать новый российский режим.

Тем же образом в 2002 году был приговорен и другой перебежчик ― Александр Литвиненко.

Потом поправками в УПК от 2006 года (тот самый п. 5) заочное рассмотрение дел по тяжким преступлениям вернули ― на волне борьбы с экстремизмом и терроризмом.

Довод ВС о том, что заочный порядок рассмотрения снимет претензии ЕСПЧ о нарушении разумных сроков рассмотрения дел (по статистике ЕСПЧ, это самая частая причина обращения россиян в Страсбург), малоубедителен, говорит адвокат Елена Лукьянова. По ее словам, время приостановки судебного рассмотрения на основании розыска обвиняемого с точки зрения духа права не входит в период «разумных сроков».

«Игнорирование права на справедливое судебное рассмотрение, чем обязательно обернется практика заочного суда, окажется более тяжелым нарушением европейской конвенции, чем затягивание сроков рассмотрения», ― предупреждает юрист.

«С институтом заочного осуждения, так же как и с институтом суда присяжных, надо быть осторожнее», ― полагает первый зампред думского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Владимир Груздев.

По словам депутата, в вопросе времени рассмотрения дел Россия показывает не самые плохие результаты, а вот суды без присутствия одной из сторон могут вызвать нарекания: «Принцип состязательности он в той или иной степени все равно нарушается».

Судам нужно будет регламентировать основания для начала заочного рассмотрения, факт объявления розыска спорен, критикует Лукьянова.

Такую процедуру смогут использовать в бизнес-конфликтах, тут есть коррупционные возможности, полагает она.

В 2002 году суд «просто постановил, что Калугин был должным образом извещен о начале процесса, но умышленно не явился, ― вспоминает Бару. ― Доводы о том, что суд не принял мер к извещению, не возымели результата».

На нынешнем заседании Совета судей тема заочного судопроизводства рассмотрена не будет, так как ее нет в повестке, говорит член совета, председатель Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа Игорь Стрелов. Следующая сессия совета назначена на май 2011 года.

Источник: https://www.gazeta.ru/politics/2010/11/30_a_3451397.shtml

Заочный приговор

Заочный приговор по уголовному делу судебная практика

Сероштан В.В., заместитель председателя Крымского районного суда Краснодарского края, кандидат юридических наук.

В целях соблюдения эффективной судебной защиты прав и свобод человека и гражданина, полагает автор, необходимо законодательно усовершенствовать механизм кассационного обжалования заочного приговора защитником и осужденным.

Представляется, что законодательная регламентация случаев, когда может быть постановлен приговор суда в отсутствие подсудимого, далеко не безупречна. Она не может соответствовать велениям времени и ситуации с длительными сроками рассмотрения уголовных дел в разумные сроки.

Значительное количество уголовных дел, находящихся в производстве судов, приостановлено в связи с объявлением лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, в розыск. Такие уголовные дела подчас приостановлены на годы. Система розыска, исполнение которого возлагается на органы внутренних дел, явно несовершенна по различным причинам.

Это и формальное заведение розыскных дел, это и недобросовестное выполнение розыскных функций сотрудниками уголовного розыска, это и отсутствие достаточной информативной координации не только между субъектами Федерации, но порой и между соседними административными районами по линии уголовного розыска, недостатки оперативного внедрения, недостатки финансирования этой деятельности и иное.

Эти разыскиваемые лица, находясь под подпиской о невыезде и надлежащем поведении, под иной мерой пресечения, не связанной с заключением под стражу, нарушают свои обязательства перед правоохранительными органами, скрываются от суда.

Они игнорируют предписания о недопущении перемены места жительства, судам о своих перемещениях не сообщают.

Такое поведение обусловлено не только безразличным отношением к своему поведению, но и стремлением граждан (особенно ранее судимых, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления) избежать уголовной ответственности.

В ч. 2 ст. 45 Конституции РФ содержится указание на право граждан защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Поведение умышленного уклонения от суда и должно быть определяющим в рассматриваемом нами вопросе.

Гражданину была предоставлена гарантированная возможность участия в судебном разбирательстве с соблюдением полной процедуры. Стремление скрыться от суда позволяет говорить не о сокращении объема прав, а о надуманном желании защищаться незаконными методами и средствами.

Для противодействия этим незаконным методам, уклонению от явки в суд требуется изменение процедуры судебного разбирательства.

Как предписано ч. 1 ст. 247 УПК РФ, судебное разбирательство уголовного дела производится при обязательном участии подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных частями четвертой и пятой настоящей статьи.

Такими случаями является следующие: судебное разбирательство в отсутствие подсудимого может быть допущено в случае, если по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести подсудимый ходатайствует о рассмотрении данного уголовного дела в его отсутствие (ч. 4 ст. 247 УПК РФ).

А также в исключительных случаях судебное разбирательство по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях может проводиться в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории Российской Федерации и (или) уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу (ч. 5 ст. 247 УПК РФ).

Следует обратить внимание на то, что ч. ч. 4 и 5 ст. 247 УПК РФ проводят градацию в зависимости от тяжести вменяемого состава преступления. Категории преступлений определены ст. 15 УК РФ в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния:

  • преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом, не превышает двух лет лишения свободы;
  • преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом, не превышает двух лет лишения свободы;
  • тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы;
  • особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых Уголовным кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.

Не совсем понятна логика законодателя: чем отличаются лица, которые находятся за пределами территории Российской Федерации при совершении тяжких или особо тяжких преступлений, от лиц, совершивших такие же преступления и длительное время скрывающихся на территории Российской Федерации? По закону в отношении первой категории можно вынести заочный приговор суда, по второй категории граждан нельзя.

Конечно, гражданин, находящийся за пределами России, даже в случае известности места нахождения, не всегда экстрадируется либо в силу договорных отношений, либо в силу отсутствия договоров об оказания правовой помощи, либо по решению компетентных органов государств. Примеры в нашей современной истории известны с гражданами Березовским, Закаевым. Вполне оправданным является рассмотрение таких уголовных дел в отсутствие подсудимого.

Фактически запрет (на рассмотрение таких же уголовных дел в отсутствие подсудимых, скрывающихся в России) не учитывает такие особенности, как то, что из-за огромной территории России с достаточно большим населением, с весьма неорганизованной системой розыска скрываться от суда гражданин может весьма успешно и длительное время. Законодатель, скорее всего, предполагал, что гражданин, скрывающийся в РФ, будет обнаружен розыском и арестован при любых обстоятельствах в короткие сроки. Однако это далеко не так, на что указывает судебная практика. Такое положение приводит не только к затягиванию рассмотрения уголовных дел по существу, но и практически низводит до минимального уровня гарантии прав потерпевших. Длительное нахождение уголовных дел в судах, не рассматриваемых в связи с розыском подсудимых, говорит о том, что не работает принцип неотвратимости наказания.

“Миллионам людей во всем мире наносится ущерб в результате преступлений и злоупотребления властью”, а “права этих жертв не признаются должным образом”, – отмечено в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 40/34 от 29 ноября 1985 г.

“Об основных принципах правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью”.

Лицо, которое скрывается от суда, не только не осуждается длительное время, но с него не производится и взыскание материального ущерба или морального вреда.

Являясь важнейшим актом судебной власти, судебный приговор означает признание прав пострадавшей в конфликте стороны нарушенными и их восстановление или констатацию отсутствия такого нарушения, ограждение второй стороны от необоснованного ущемления прав.

Поэтому, исходя из конституционного принципа равенства граждан перед законом, следовало бы предоставить судам возможность рассматривать уголовные дела при совершении тяжких или особо тяжких преступлений без участия подсудимых, если они скрываются от суда на территории России. В этом случае возможна законодательная регламентация – установление пресекательного срока, в течение которого судам следует ожидать результатов розыска (к примеру, в течение года). После истечения такого срока суд должен иметь право на вынесение заочного приговора.

Интересным является и другое логическое размышление.

Если законодатель считает возможным по более тяжким преступлениям, имеющим более высокую степень общественной опасности, при соблюдении определенных условий вынесение заочных приговоров, то какими причинами обусловлено разрешение на рассмотрение уголовного дела о совершении преступления небольшой и средней тяжести в отсутствие подсудимого только по его ходатайству? Рассмотрение уголовного дела в отношении гражданина, обвиняемого в совершении тяжкого преступления, предполагает большую сложность. Решения по таким делам требуют большой взвешенности и мотивированности.

При этом ясно, что ходатайство о рассмотрении уголовного дела в отсутствие подсудимого должно быть письменным и подпись подсудимого должна надлежащим образом заверяться.

В противном случае такое письменное ходатайство может поступить от иных лиц (быть сфальсифицировано), а суд не будет иметь возможности убедиться в действительности подписи.

Либо такое ходатайство может быть заявлено лично подсудимым, к примеру, в предварительном слушании.

По уголовным делам небольшой и средней тяжести у судов также должна быть возможность рассмотрения уголовных дел в отсутствие подсудимых не только по их надлежащим образом оформленным ходатайствам, но и в том случае, если подсудимый скрылся от суда и объявлен в розыск. В этом случае возможна законодательная регламентация – установление срока, в течение которого судам следует ожидать результатов розыска (к примеру, в течение шести месяцев). После истечения такого срока суд должен иметь право на вынесение заочного приговора.

В УПК РФ главой 40 регламентируется особый порядок принятия судебного решения. Статьей 316 прямо предписано обязательное участие подсудимого в рассматриваемом виде судебных заседаний.

Большинство из уголовных дел, по которым разбирательство проводится в особом порядке, являются по категориям о преступлениях небольшой и средней тяжести. Получается, что даже при желании подсудимого заявить ходатайство о рассмотрении уголовного дела в его отсутствие урезаются его права, предусмотренные п.

7 ст. 316 УПК РФ. А именно он не может рассчитывать на существенное снижение максимального срока наказания до двух третей.

Если он заявил в установленном законом порядке ходатайство о проведении судебного разбирательства в особом порядке, то тем самым по закону он лишен права заявить ходатайство о рассмотрении уголовного дела в его отсутствие. Представляется, что в обоих случаях это искусственное, ничем не оправданное ограничение прав лиц, привлекаемых к уголовной ответственности.

Оппоненты могут назвать данные предложения по расширению случаев, когда возможно рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого, слишком радикальными, нарушающими систему состязательности.

Однако им следует учесть, что права на защиту адвокатом в рассматриваемых случаях подсудимого никто не лишает. Рассматриваемые меры существенно повысят оперативность в рассмотрении уголовных дел.

Действующий судейский корпус, который испытывает каждодневные проблемы с подобными делами, от которого постоянно вышестоящие инстанции требуют оперативности, сокращения количества розыскных дел, не может не поддержать такие предложения.

Предлагаемые меры, по сути, могут рассматриваться как механизм противодействия лицам, скрывающимся от суда (защищающимся незаконными методами и средствами). Этими мерами повышается степень защиты прав потерпевших лиц и организаций.

Как процессуальная гарантия соблюдения прав осуждаемых в заочном порядке лиц должна быть разработана процедура обжалования таких приговоров в кассационном порядке. А именно представляется, что приговор суда должен в установленный десятисуточный период вступать в законную силу.

Защитник подсудимого имеет право на обжалование такого приговора суда на общих основаниях. Само осужденное лицо должно получить право на обжалование заочного приговора суда с момента документально подтвержденного факта получения его копии.

То есть осужденный гражданин, разысканный и арестованный в порядке исполнения приговора суда, имеет право на получение под роспись копии приговора суда, с этого момента у него начинается течение 10 суток на кассационное обжалование независимо от длительности времени, которое он скрывался.

В таком случае возможно ограничение права обжалования по форме заочного приговора. Обжаловать заочный приговор суда осужденное лицо должно иметь право по мотиву доказанности и наказанию.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/39779-zaochnyj-prigovor

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.