Замена представителя потерпевшего в уголовном процессе

Замена представителя потерпевшего в уголовном процессе

Замена представителя потерпевшего в уголовном процессе

В законодательстве Российской федерации ст 45 УПК РФ определяет круг лиц и полномочия представителя от потерпевшей стороны в уголовном, административном, арбитражном суде. В соответствии с нормативным актом рассматриваются правила участия защитника со стороны потерпевшего, обвинителя или гражданского лица в процессуальном судопроизводстве.

О чем статья 45 упк рф?

Данным нормативным актом предусмотрено представительство в уголовном процессе, присутствие возможных участников в процессуальных действиях: расследование, судебное разбирательство. Также статья объясняет, что наличие адвоката как представителя в суде не является обязательным, но рассматривается как право подсудимого, которому предоставляется юрист для защиты.

Сторона обвинения по ст. 45 УПК РФ в части лиц потерпевших, истцов не является субъектом, которому обязательно представляется защитник.

Получается, что поиском юриста потерпевшая сторона занимается самостоятельно, а вот обвиняемому юрист представляется в обязательном порядке, но лицо, обвиняемое в совершении противоправного действия, может отказаться от государственного защитника в пользу нанятого на собственные средства.

Нормативный акт четко закрепляет личность участника процесса, которая должна выступать самостоятельно – это свидетели. Нельзя перепоручить дать показания другому частному лицу.

А вот допуск к интересам пострадавшего предоставляется как профессиональному адвокату, так и лицам гражданского типа, если на них оформлена доверенность соответствующего образца.

Изложение и основные положения

Нормативный акт рассматривает всех лиц, которые могут представлять интересы сторон:

  1. Законный представитель в уголовном процессе – это юридическое лицо (адвокат) и иные лица, правомочные представлять интересы сторон. Для потерпевшей стороны представителем может стать близкий родственник, гражданский истец.

Чтобы назначить представителем близкого родственника, иное лицо, следует заранее подать ходатайство о назначении гражданина представителем с потерпевшей стороны.

  1. Для лиц, не достигших совершеннолетия, не имеющих возможности самостоятельно защищать свои интересы по причине физического, психического нездоровья или иной причине, назначается законный представитель или представители.
  2. Если в качестве потерпевшей стороны выступает лицо, не достигшее совершеннолетия, в отношении которого допущено противоправное действие против половой неприкосновенности, представительство адвоката обеспечивается дознавателем, следователем по делу или судебной комиссией. Расходы на оплату адвоката возмещаются из бюджета Российской Федерации.

Если представитель несовершеннолетнего потерпевшего наносит вред или ущерб интересам стороны, он может быть отстранен решением суда, постановлением дознавателя, следователя. В этом случае назначается другой представитель несовершеннолетнего лица, являющегося потерпевшей стороной.

  1. Представители потерпевшего, гражданские истцы, частные обвинители имеют процессуально равные права с законными представителями и лицами, которых они представляют.

Нормативный акт предусматривает факт личного участия потерпевшего, гражданских истцов, частных обвинителей и право наличия представителя этих лиц. То есть, то, что имеется представитель потерпевшего в уголовном процессе, не лишает права потерпевшего присутствовать лично.

В каких случаях применяется?

Обращение к ст. 45 УПК РФ требуется при возникновении нюансов и правил, которые выявляются на этапе разбирательства, судебного производства.

Изменение в законодательных актах не всегда затрагивает вопросы назначения поверенного в делах, но если меняется статус участника процесса, это внесет определенные перемены в полномочия лиц – представителей.

В части установления доверительных отношений существуют свои параметры.

Например, самый распространенный вариант – это участие в деле адвоката и самого пострадавшего.

Адвокат рассматривается как сторона консультирующая истца (пострадавшего), но при этом имеет право выступать в суде от имени своего представляемого.

Обновленная редакция закона регламентирует порядок поверенных лиц. Это могут быть не только адвокаты, но и прочие уполномоченные граждане, но на этапе расследования дела право на участие получают только адвокаты.

Что касается законных представителей, то группа поверенных лиц по законодательству представлена гражданами, выступающими в интересах:

  • несовершеннолетних лиц;
  • совершеннолетних, но недееспособных или невменяемых.

Данные группы участников имеют право ходатайствовать о привлечении дополнительной защиты своих интересов. Круг поверенных разительно отличается от адвокатов.

Если в части защиты прав несовершеннолетнего ребенка участие поверенного обязательно из-за невозможности пострадавшего самостоятельно отстаивать интересы, то в части защиты прав совершеннолетних граждан истцы-представители считаются добровольными помощниками. Это объясняет обязательность заключений договоров о сотрудничестве, вознаграждении и прочем.

Статья 45 УПК РФ применяется для разъяснения прав гражданина, если следствие начинает изменять правовой статус в части подозрений или обвинения.

В этом случае следствие обязано представлять гражданину, статус которого изменяется, юридического консультанта на общественных началах – на потерпевшего правило не распространяется.

Источник: https://yurister.ru/ugolovno-protsessualnyy-kodeks/st-45-upk-rf.html

Права представителя потерпевшего в уголовном процессе

Участвуя в доказывании, потерпевший также вправе представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы; участвовать в производстве следственных действий, проводимых по его ходатайству или ходатайству его представителя, знакомиться с протоколом этих действий и подавать на них возражения. При неявке потерпевшего по вызову без уважительных причин он может быть подвергнут приводу. Потерпевший дает показания по правилам допроса свидетеля, поэтому за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний несет ответственность в соответствии со ст.

Источник: https://registrmsk.com/zamena-predstavitelya-poterpevshego-v-ugolovnom-protsesse/

Участие юридических лиц в уголовном процессе в качестве потерпевшего – Евразийская адвокатура: юридический журнал

Замена представителя потерпевшего в уголовном процессе

№ 4 (23) 2016г.
Рогов Н.С.
Участие юридических лиц в уголовном процессе в качестве потерпевшего

Политические и экономические изменения в России в конце ХХ века привели к существенно­му росту числа организаций и юридических лиц, что, в свою очередь, привело к интеграции таких лиц в жизнь современного общества.

Уголовный процесс не отстает от современ­ных тенденций, так, в действующем Уголовно­процессуальном кодексе Российской Федерации, в отличие от предшественников, впервые юриди­ческое лицо появляется как участник уголовного процесса.

Юридические лица в соответствии с УПК РФ могут выступать в уголовном процессе в качестве потерпевшего, гражданского истца (ст. 44 УПК

РФ), гражданского ответчика (ст. 54 УПК РФ) и за­логодателя (ст. 106 УПК РФ). В настоящей статье автор рассмотрит некоторые вопросы, связанные с участием юридических лиц в уголовном процес­се в качестве потерпевшего.

Согласно ст. 42 УПК РФ потерпевшим явля­ется физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, мораль­ный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Решение о признании по­терпевшим принимается незамедлительно с мо­мента возбуждения уголовного дела и оформля­ется постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда.

Если на момент возбуждения уголовного дела отсутствуют сведе­ния о лице, которому преступлением причинен вред, решение о признании потерпевшим при­нимается незамедлительно после получения дан­ных об этом лице.

В силу ч. 1 ст. 48 Гражданского кодекса Россий­ской Федерации юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное иму­щество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осущест­влять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Некоторыми учеными и исследователями в связи с тем, что в УПК РФ используются как по­нятие «юридическое лицо» (ст. 42, 44, 54 УПК РФ), так и понятие «организация» (ст. 6 УПК РФ), поднимается вопрос о соотношении этих поня­тий [4].

Однако автор настоящей статьи не видит существенной теоретической и практической проблемы в указанном вопросе.

Так, по мнению автора, данные понятия, исходя из систематиче­ского толкования, следует считать равнозначны­ми, а использование различных терминов – лишь следствие слабой юридической техники законо­дателя.

Кроме того, с практической точки зрения указанный вопрос также не приводит к каким- либо трудностям, так как случаев, при которых организации было отказано в признании ее по­терпевшим в связи с тем, что она не является юри­дическим лицом, на практике найти не удалось.

Однако существует ряд практических и теоре­тических вопросов, которые широко обсуждают­ся в науке и часто встречаются на практике.

Во-первых, актуальным вопросом являет­ся понимание категории юридического лица в уголовном процессе.

Так, в уголовном процессе можно наблюдать формирование небезупречной концепции, в соответствии с которой юридиче­ское лицо рассматривается не в качестве обосо­бленного субъекта уголовного процесса, а в каче­стве несамостоятельного и недееспособного лица, нуждающегося обязательно в представителе.

Формирование такой концепции в первую оче­редь связано с буквальным толкованием ч. 9 ст. 42 УПК РФ, согласно которой в случае признания потерпевшим юридического лица его права осу­ществляет представитель.

Вместе с тем, в гражданском законодатель­стве и цивилистической науке, а также судебной практике по гражданским и арбитражным спо­рам наиболее серьезное обоснование и широ­кое распространение получила кардинально от­личающаяся от приведенной выше концепция.

Юридические лица, согласно данной концепции, трактуются как полноценные, автономные участ­ники общественных отношений, приобретающие права и исполняющие обязанности посредством действий своих органов и / или работников. След­ствием неверного понимания властными субъек­тами уголовного процесса сущности юридиче­ского лица является целый спектр допускаемых в правоприменительной деятельности ошибок [1].

К таким ошибкам можно отнести: признание потерпевшим не юридического лица, а руково­дителя постоянно действующего исполнитель­ного органа или представителя, кем было непо­средственно подписано заявление о возбуждении уголовного дела или заявление о признании юридического лица потерпевшим; признание юридического лица в ходе предварительного рас­следования несколько раз потерпевшим в связи с участием разных представителей на различных этапах производства и др.

Во-вторых, любопытным является следую­щее: согласно ч. 1 ст.

45 УПК РФ представителя­ми потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть адвокаты, а представите­лями гражданского истца, являющегося юриди­ческим лицом, – также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Россий­ской Федерации представлять его интересы. Кро­ме того, в силу ч. 1 ст.

55 УПК РФ представителя­ми гражданского ответчика могут быть адвокаты, а представителями гражданского ответчика, яв­ляющегося юридическим лицом, – также иные лица, правомочные в соответствии с Граждан­ским кодексом Российской Федерации представ­лять его интересы.

Таким образом, при систематическом толко­вании указанных выше положений ч. 9 ст. 42, ч. 1 ст. 45 и ч. 1 ст.

55 УПК РФ получается, что предста­вителем юридического лица – потерпевшего мо­жет быть только адвокат, а юридического лица – гражданского истца либо гражданского ответчи­ка – иные лица, правомочные представлять его, такие как исполнительные органы, уполномочен­ные законным образом работники и др. Очевид­но, что данное суждение является неверным, а в какой-то мере даже ограничивает юридические лица в реализации своих прав и обязанностей.

Следовательно, необходимо законодательно решить данный вопрос, чтобы юридические лица независимого от своего процессуального положе­ния, будь то потерпевший, гражданский истец или гражданский ответчик, имели право реали­зовывать процессуальные права и обязанности не только посредством адвоката, но и через свои ис­полнительные органы, а в определенных случаях и через работников.

Неясным до конца на практике остается во­прос процессуального оформления правового ста­туса физического лица, действующего от имени юридического лица, признанного потерпевшим.

Встречается несколько вариантов такого оформления. Первый – когда лицо допрашивает­ся в качестве представителя юридического лица – потерпевшего.

Второй вариант предусматривает, что лица, проводящие указанное процессуальное действие, допрашивают представителей юридического лица просто в качестве свидетелей, несмотря на то, что вопросы задаются касательно хозяйствен­ной деятельности потерпевшего, а зачастую пока­зания таких «свидетелей» отождествляют с пози­цией самого потерпевшего.

Третьим, наиболее правильным с точки зре­ния автора настоящей статьи, является вариант, при котором протокол допроса представителя юридического лица – потерпевшего оформляется следующим образом: допрашиваемым указыва­ется юридическое лицо в лице физического лица, являющегося в силу уставных документов, долж­ностного положения исполнительным органом, имеющим право действовать без доверенности, либо иного лица, надлежащим образом уполно­моченного действовать от его имени.

Актуальным также является вопрос процес­суального правопреемства в уголовном процес­се. Дело в том, что в отличие от арбитражного и гражданского процессуального права уголовный процесс не содержит положений о процессуаль­ном правопреемстве, за исключением ч. 8 ст.

42 УПК РФ, в силу которой по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотрен­ные настоящей статьей, переходят к одному из его близких родственников и (или) близких лиц, а при их отсутствии или невозможности их уча­стия в уголовном судопроизводстве – к одному из родственников.

Однако какие-либо положения, регулирую­щие процессуальное правопреемство юридиче­ских лиц, как потерпевших, так и гражданских истцов и гражданских ответчиков, отсутствуют, несмотря на то, что, по данным статистики, общее количество юридических лиц, образованных пу­тем реорганизации и которые на данный момент осуществляют свою хозяйственную деятельность, составляет 74036 [5]. То есть на практике ситуации, при которых юридические лица осуществляют реорганизацию, по которой все права и обязан­ности в порядке универсального правопреемства формально переходят к другому юридическому лицу, не редкость.

Некоторые ученые и исследователи полагают, что в таких ситуациях должны использоваться по­ложения Гражданского процессуального кодекса РФ о правопреемстве [3]. Однако с указанной по­зицией сложно согласиться. Так, в соответствии с положениями ст.

44 Гражданского процессуаль­ного кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установ­ленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие слу­чаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Следо­вательно, единственным субъектом, уполномочен­ным допускать замену соответствующей сторо­ны правопреемником, является суд. В уголовном процессе помимо суда такими полномочиями должны быть наделены должностные лица, госу­дарственные органы, осуществляющие предвари­тельное расследование по уголовному делу.

Настоящий вопрос должен быть законода­тельно урегулирован внесением соответствую­щих поправок о процессуальном правопреемстве в рамках уголовного процесса, причем законода­телю необходимо учесть специфику уголовно­го процесса, включив должностных лиц и госу­дарственные органы, осуществляющие предва­рительное расследование по уголовному делу, в перечень субъектов, наделенных полномочиями осуществления процессуального правопреемства.

По нашему мнению, также возможен вариант, при котором единственным субъектом, осущест­вляющим процессуальное правопреемство, будет суд, однако должностные лица и государственные органы на стадии предварительного расследова­ния должны быть наделены полномочиями по вынесению вопроса о процессуальном правопре­емстве перед судом.

Так или иначе, законодательное решение дан­ного вопроса может окончательно решить про­блемы, возникающие на различных стадиях уго­ловного процесса в ходе реорганизации юри­дических лиц, при которой возможна как смена фирменного наименования, так и смена органи­зационно-правовой формы юридического лица.

Интересным остается вопрос процессуально­го правопреемства при ликвидации юридическо­го лица.

Согласно ч. 1 ст. 61 Гражданского кодекса РФ ликвидация юридического лица влечет его пре­кращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к дру­гим лицам.

Следовательно, опираясь на положения ГК РФ, в уголовном процессе при ликвидации юри­дического лица, в отличие, например, от смерти физического лица, процессуального правопреем­ства не происходит.

Однако на практике указанный вопрос реша­ется не столь однозначно. Так, существуют слу­чаи, при которых по ликвидации юридического лица, которое являлось потерпевшим, лица, осу­ществляющие производство по уголовному делу, признавали потерпевшими учредителей такого юридического лица, а в некоторых случаях даже единоличный исполнительный орган юридиче­ского лица – генерального директора [2].

Представляется, что осуществление право­преемства при ликвидации юридического лица в адрес учредителей такого лица или исполнитель­ных органов неправильно, более того, приводит к прямому противоречию законодательства, а именно ст. 61 Гражданского кодекса РФ.

Как указывалось выше, при ликвидации пере­ход прав и обязанностей к третьим лицам не осу­ществляется.

В случае если учредители или испол­нительные органы приобретут процессуальный статус потерпевшего, возможны ситуации, при которых они как потерпевшие (или как граждан­ские истцы) могут получить денежные выплаты от осужденного лица.

Следовательно, при таких условиях учредители или исполнительные орга­ны ликвидированного юридического лица факти­чески приобретут права этого лица, что, как ука­зывалось выше, при ликвидации юридического лица происходить не должно.

Пока указанный вопрос прямо не урегу­лирован нормами уголовно-процессуально­го законодательства, лицам, осуществляющим производство по уголовным делам, следует руко­водствоваться положениями Гражданского кодек­са РФ о ликвидации юридических лиц, а значит не осуществлять процессуальное правопреемство в адрес учредителей или исполнительных орга­нов юридического лица по его ликвидации.

Таким образом, при участии юридических лиц в уголовном процессе в качестве потерпев­шего возникает ряд вопросов, которые требуют глубокого теоретического исследования, а неко­торые из них – законодательного решения, что позволит качественно улучшить правовое поло­жение юридических лиц в уголовном процессе.

Представляется необходимым внесение поправок в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, которые бы четко определяли и регламентировали поря­док действий уполномоченных органов и долж­ностных лиц, осуществляющих производство по делу, при реорганизации, а также ликвидации юридических лиц в процессе уголовного судо­производства.

Источник: http://www.eurasian-advocacy.ru/aktualnye-problemy-advokatskoj-praktiki/1842-uchastie-yuridicheskikh-lits-v-ugolovnom-protsesse-v-kachestve-poterpevshego

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.