Исполнитель преступления это

Исполнитель преступления

Исполнитель преступления это
Исполнителем преступления в соответствии с п. 2 ст.

33 УК РФ признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участво­вавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, со­вершившее преступление посредством ис­пользования других лиц, не подлежащих уго­ловной ответственности в силу возраста, не­вменяемости или других обстоятельств.


Таким образом, в российском законода­тельстве существует три вида исполнитель­ства: непосредственное, соисполнительство и посредственное исполнительство.

В случае непосредственного совершения преступления лицами, лишь одно из которых обладает специальными признаками субъекта преступления, действия последнего подлежат квалификации как действия исполнителя, а действия лица, таковыми не обладающего, квалифицируются по правилам п. 4 ст. 34 УК РФ.

Согласно этой норме лицо, не являю­щееся субъектом преступления, но участво­вавшее в совершении преступления, преду­смотренного этой статьей, несет уголовную от­ветственность за данное преступление в каче­стве его организатора, подстрекателя или по­собника. Однако в литературе предлагаются и другие подходы.

Например, предлагается ввести понятие соисполнителя как особого вида соучастника, под которым следует пони­мать лицо, выполняющее преступное деяние совместно с исполнителем, но не обладающее специальными признаками, свойственными последнему (См., напр.: Семенов С.А. Специальный субъект преступления в уголовном праве. М., 1999. С. 22—24.).

Представляется, что тем самым обессмысливается существование специально­го субъекта — и поэтому такое предложение вряд ли может быть принято.

Другая позиция заключается в том, что случаи соисполнительства специальных субъектов преступления и частных лиц призна­ются не соучастием в преступлениях со спе­циальным субъектом, а специфическим ви­дом совокупности, при которой одним груп­повым посягательством причиняется одно­временно вред нескольким объектам уголовно-правовой охраны, в силу чего происходит несколько преступлений одновременно и прослеживается, соответственно, несколько их составов. Таким образом, действия лиц, обладаю­щих признаками специального субъекта преступления, предлагается квалифицировать по соответствующей статье Особенной части УК РФ, которая предусматривает ответствен­ность именно специальных субъектов, а действия иных соисполнителей — по статьям Особенной части УК РФ, которые предусмат­ривают ответственность общих субъектов преступления (См.: Шеслер А.В. Соучастие в преступлениях со специальным субъектом // Актуальные проблемы борьбы с преступ­ностью в Сибирском регионе: Материалы научно-практической конференции (3—4 февраля 2000 г.). Красноярск, 2000. С. 117-118.). Согласиться с предлагаемым вариантом квалификации действий соучастников также нельзя по причине невозможности соучастия в разных преступлениях.Как указывает профессор Н. Иванов, «не­специальный субъект, соучаствующий в преступлении подобного рода, несет ответ­ственность в зависимости от роли, которую он выполнял в процессе совершения преступ­ления, но, разумеется, не в качестве испол­нителя» (Иванов Н. Соучастие со специальным субъектом // Российская юстиция. 2001. № 3. С. 51.). Под посредственным исполнительством по­нимается преступная деятельность субъекта, умышленно использующего для своей пре­ступной цели при выполнении объективной стороны состава преступления в качестве орудия другое физическое лицо, не обладающее общими или специальными признаками субъ­екта преступления (См.: Михеев Р.И. Уголовно-правовая оценка общественно опасных деяний невменяемых при групповых посягатель­ствах // Актуальные проблемы борьбы с групповой преступностью: Межвузовский сборник научных трудов. Омск. 1983. С. 10-11.). Следует отметить, что действия, например, невменяемых лиц, используемых исполните­лем для совершения преступления, при всей их связи с умыслом исполнителя не образуют соучастия в преступлении (См.: Назаренко Г.В. Квалификация особых случаев соучастия: соучастие и невменяемость // Правоведение. 1995. № 3. С. 95.). Однако необходимо также учесть, что по­нятие «исполнитель преступления» относится только к соучастию, поэтому когда в соверше­нии преступления участвует лишь одно лицо, являющееся субъектом преступления, вряд ли такое лицо можно назвать исполнителем. В связи с этим непонятно, почему посред­ственное исполнительство, предусмотренное п. 2 ст. 33 УК РФ, отнесено к соучастию. Ведь «другие лица, не подлежащие уголовной ответственности в силу возраста, невменяе­мости или других обстоятельств», не являют­ся субъектами преступления, а потому и не могут быть соучастниками лица, которое их использовало. Следовательно, в этих случаях нет соучастия.Такую позицию занимает Верховный суд РФ. В п. 9 постановления Пленума Верховного суда РФ от 14.02.2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовер­шеннолетних» (далее — постановление) ука­зано: «Необходимо иметь в виду, что совер­шение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста (ст. 20 УК РФ) или невменяе­мости (ст. 21 УК РФ), не создает соучастия». Однако дальше позиция Верховного суда РФ представляется непоследовательной, посколь­ку в том же п. 9 постановления говорится: «Вместе с тем, при совершении преступления несовершеннолетним, не подлежащим уго­ловной ответственности по указанным выше основаниям, лицо, вовлекшее несовершенно­летнего в совершение этого преступления, в силу ч. 2 ст. 33 УК РФ несет ответственность за содеянное как исполнитель путем посред­ственного причинения».На наш взгляд, именовать исполнителем лицо, совершившее преступление посред­ством использования лица, не являющегося субъектом преступления, при отсутствии со­участия вряд ли правомерно, потому что у не­которых авторов появляется соблазн усмот­реть соучастие в подобных случаях.

Так, на­пример, предлагается дополнить ст. 35 УК РФ родовым определением преступной груп­пы: «Преступление считается совершенным группой лиц, если в его совершении участво­вали два или более исполнителя, из которых хотя бы один подлежит уголовной ответственности» (Хмелевская Т.А. Виды групповых преступлений и их квалификация по УК РФ. М., 2000. С. 11.).

Вопрос о посредственном виновнике (по­средственном исполнительстве) имеет долгую историю. Еще И.Я. Хейфец считал: «Понятие «посредственное виновничество» создано доктриной для избежания целого ряда не­удобных следствий из признаваемого ею ак­цессорного характера подстрекательства. В целом ряде случаев, при которых логическим следствием акцессорного характера подстре­кательства является ненаказуемость подстре­кателя, доктрина вводит понятие «посред­ственный виновник» и спасает этим свою конструкцию подстрекательства от полного крушения. Это прежде всего при тех делик­тах, где физическим деятелем является лицо невменяемое; как, например, определение ду­шевнобольного к убийству. Так как душевная болезнь исключает всякую вменяемость, то тут нет налицо наказуемого деятеля, от кото­рого… наказание рикошетом может попасть в подговорщика, следствием чего в данном слу­чае является ненаказуемость подстрекателя. Ввиду практической невозможности резуль­тата, подстрекатель переименовывается в по­средственного виновника и наказывается как физический убийца» (Хейфец И.Я. Подстрекательство к преступлению. М., 1914. С. 28—29.). На самом же деле «спасать» конструкцию соучастия в данном случае не надо. В приведенном примере прос­то нет соучастия (так называемый посред­ственный виновник и невменяемое лицо не являются соучастниками), потому нет и подстрекателя. Следовательно, нет и необхо­димости переименования. Кстати говоря, на­ше действующее уголовное законодательство тоже «спасает» то, что спасения не требует.М.И. Ковалев в своей работе говорит, что «субъект, вложивший в руки сумасшедшего оружие или использовавший его бредовые идеи для убийства, должен рассматриваться не как подстрекатель или пособник, а как ис­полнитель, именуемый в теории и практике уголовного права посредственным причинителем» (Ковалев М.М. Соучастие в преступлении. Екатеринбург, 1999. С. 27.). В связи с этим необходимо отметить следующее: ст. 33 УК РФ действительно относит к исполнителям «лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответ­ственности…».

На наш взгляд, отнесение та­кого лица к разряду исполнителей не совсем уместно, так как понятие «исполнитель» прочно ассоциируется с понятием «соучас­тие» (да и расположена ст. 33 в главе 7 «О со­участии в преступлении»), а соучастия кактакового в этих случаях как раз и нет.Можно привести и точку зрения Дж. Флетчера и А.В.

Наумова, которые указывают на два серьезных вопроса общей теории соучас­тия как теории производной ответственности.Один из вопросов связан с ситуацией, в кото­рой лицо, подстрекающее к преступлению, полностью подавляет поведение другого (действующего в состоянии заблуждения или находящегося в состоянии невменяемости в момент совершения преступления).

Типичное разрешение такой ситуации состоит в том, чтобы рассматривать подстрекателя как исполнителя преступления, а невиновное лицо —просто как инструмент в руках исполнителя.Такой подход к совершению преступления можно назвать «совершением посредством», или «посредственным исполнительством».

И это не часть теории соучастия в чистом ви­де, а отрицание соучастия и возложение всей полноты ответственности на расчетливого подстрекателя, находящегося за сценой (См.: Флетчер Дж., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права. М., 1998. С. 474.).

Как видим, эти авторы полагают, что соучастия в таких случаях нет, но используют термины, имеющие отношение только к соучастию. По нашему мнению, лица, совершившие преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответ­ственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК РФ, не должны именоваться исполните­лями и вопрос об уголовной ответственноститаких лиц должен решаться за рамками главы о соучастии.Соучастие немыслимо, когда кто-то действует под влиянием непреодолимой силы или физического принуждения. Единствен­ный виновник преступления тот, кто исполь­зует эти факторы (обстоятельства) в своих преступных целях. Однако безусловное осво­бождение от уголовной ответственности вле­чет только такое принуждение, которое иск­лючает у принуждаемого всякую возмож­ность действовать по собственному усмотре­нию. В этом случае применяются правила о непреодолимой силе.

Что касается психичес­кого насилия, то необходимо учитывать, что хотя на волю субъекта оказывается серьезное давление, она не парализуется полностью. Это обусловливает действие положений о крайней необходимости.Психическое при­нуждение само по себе, как правило, не осво­бождает от уголовной ответственности, но мо­жет смягчить ее.

Освобождение от уголовной ответственности возможно в таких случаях лишь при наличии крайней необходимости. По этому вопросу п. 10 постановления гла­сит: «Следует также учитывать, что согласно п. «е» ст.

61 УК РФ к обстоятельствам, смяг­чающим наказание, относится совершение преступления в результате физического или психического принуждения, не исключающе­го преступность деяния, либо в силу матери­альной, служебной или иной зависимости не­совершеннолетнего, в связи с чем при выяс­нении судом факта вовлечения его в соверше­ние преступления взрослыми следует решать вопрос о характере примененного в отноше­нии несовершеннолетнего физического или психического принуждения.

При этом судам необходимо устанавли­вать, что такая зависимость или принужде­ние имели место быть реально, а сами пре­ступные действия несовершеннолетнего явля­лись вынужденными, поскольку его воля бы­ла подавлена неправомерными действиями взрослого, вовлекшего несовершеннолетнего в совершение преступления». B.C. Прохоров указывает, что в случае по­средственного исполнительства, сопровождав­шегося психическим принуждением, не вызвав­шим состояние крайней необходимости, при­нуждающий является подстрекателем, а при­нуждаемый — исполнителем преступления (См.: Курс советского уголовного права. Часть Общая / Отв. ред. Н.А. Беляев, М.Д. Шаргородский. Л., 1968. С. 613.). Мы считаем предложенную квалификацию правильной, однако не согласны с тем, что в таком случае имеет место быть посредствен­ное исполнительство.Принуждение с помощью угрозы должно быть реальным, существенным для лица, к которому угроза обращена, с точки зрения последствий ее реализации.

Такое восприятие и оценка угрозы могут быть констатированы лишь на основе исследования индивидуаль­ных особенностей личности, включая жиз­ненный опыт.

Так, подростком угроза может восприниматься как не оставляющая места альтернативе, взрослый же может оценивать аналогичную угрозу как гораздо менее значи­мую.

Источник: https://pravorub.ru/articles/1367.html

Уголовное право. Общая часть

Исполнитель преступления это

⇐ Виды соучастников преступления

Исполнитель преступления — это лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также совершившее преступление посредством использования других лиц, в силу закона не подлежащих уголовной ответственности (ч. 2 ст. 33 УК РФ).

Несмотря на определенные неточности, касающиеся чисто юридических аспектов и четкости выражений, данное определение отражает главные черты исполнения преступления и вполне пригодно как рабочее определение закона.

Итак, исполнитель — это прежде всего лицо, выполняющее состав преступления, предусмотренный законом. Этим он отличается от подстрекателя и пособника. Русское уголовное право неизменно придерживается объективного понимания исполнения преступления. Следует отметить и то, что ст. 33 УК РФ впервые указывает и на посредственное исполнение (причинение) преступления.

Развивая данное определение, можно сказать следующее: под исполнением преступления следует понимать не только непосредственное совершение действий, образующих состав преступления, и не только использование с этой целью различного рода предметов, приспособлений, механизмов и т п., но и животных и даже людей при так называемом посредственном причинении, т.е. при использовании людей в качестве орудий преступления.

Человек может быть простым орудием совершения преступления в случаях, когда нарушается двойная обусловленность его поведения — действия и их осознанность. При отсутствии этого единства возможно посредственное причинение.

В этом случае оно обусловлено:

  1. причинами, заложенными в самом исполнителе (невменяемость, несовершеннолетие);
  2. ошибкой в основных элементах, образующих объективную сторону состава, если она вызвана самим причинителем или он ею воспользовался;
  3. физическим или психическим насилием, заставившим исполнителя действовать помимо воли и желания;
  4. отношениями власти и подчинения (исполнение приказа).

Посредственное причинение невозможно в преступлениях, где законом предусмотрен специальный субъект (исполнитель):

например, в должностных и воинских преступлениях, а также в преступлениях, где субъект обладает какими-либо физическими свойствами, например, при изнасиловании. Кроме того, невозможно посредственное причинение при так называемых собственноручных деликтах (дезертирстве, уклонении от исполнения обязанностей военной службы и т.п.).

Не может быть посредственного причинения при неосторожных действиях, которыми созданы условия, благоприятствующие общественно опасным действиям несовершеннолетних или невменяемых. Не следует рассматривать как посредственное причинение и заражение лица, заведомо для виновного, неизлечимой болезнью при наличии умысла на причинение смерти.

Исполнение преступления представляет собой выполнение состава преступления, инкриминируемого всем соучастникам преступления. Согласно ч. 2 ст.

33 УК РФ исполнителем считается не только лицо, единолично и полностью выполнившее состав преступления, но и все, кто непосредственно участвовал в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями).

Понятие «непосредственное участие в преступлении» не всегда является точным и бесспорным.

Например, пособник, открывающий похитителю дверь хранилища, также принимает непосредственное участие, хотя и не в самом акте хищения, но в непосредственной близости от исполнения.

Следует сделать одно уточнение: конститутивным признаком соисполнительства является хотя бы частичное осуществление каждым соисполнителем объективной стороны состава преступления.

При этом, разумеется, следует учитывать характерные особенности компонентов, образующих объективную сторону состава преступления.

Таким образом, признак участия в совершении преступления является отличительным признаком соисполнительства.

При этом всегда надо учитывать характерные особенности описания в законе элементов состава преступления.

Если закон не содержит деталей действий, а подробно описывает лишь преступный результат, то соисполнительством следует считать совершение любых действий, приведших к данному результату.

Например, составы убийства или причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего описаны так, что главным признаком объективной стороны является причинение смерти или вреда здоровью.

В этом случае соисполнительством следует считать любые действия насильственного характера, причинившие данный результат, — механические, физические и другие подобные насильственные действия представляют собой действия исполнителя.

При описании объективной стороны ряда других составов преступлений законодатель отдает предпочтение описанию действий, а не результата.

В подобных случаях соисполнительством будет совершение хотя бы одного из описанных действий.

Например, при изнасиловании соисполнителями следует считать не только лиц, совершивших сам половой акт, но и тех, кто употребил насилие в отношении потерпевшей, чтобы сломить ее сопротивление.

Если объективная сторона преступления включает в себе и действие, и бездействие, то соисполнителями должны считаться и действующие, и бездействующие лица, если все они стремятся к достижению одного и того же результата.

Например, если стрелочник и машинист воинского эшелона, являясь участниками диверсионного акта, с целью совершения крушения воинского эшелона договорились, что один из них проедет закрытый семафор, а другой не переведет стрелку, в результате чего идущий эшелон столкнется со стоящим на этом пути другим составом и произойдет крушение, то и действующий машинист, и бездействующий стрелочник должны быть равным образом признаны соисполнителями одного и того же диверсионного акта.

Если состав преступления по закону может быть выполнен только специальным субъектом, то и соисполнителями этих преступлений могут быть только специальные субъекты.

К числу таких составов следует отнести должностные, воинские и некоторые другие преступления. Все остальные лица, участвующие в подобных преступлениях, могут рассматриваться как пособники или подстрекатели.

Таким образом, ключевая роль исполнителя преступления заключается в его особом юридическом положении, которое выражается в следующем:

  1. его действиями, как правило, определяется квалификация действий всех соучастников;
  2. если исполнитель совершил только приготовление или покушение на преступление, то действия соучастников также квалифицируются как соучастие в приготовлении и покушении;
  3. срок истечения давности для соучастников начинается не с момента совершения действий ими самими, а с момента совершения действий исполнителем;
  4. местом совершения преступления считается место, где исполнитель совершил свои действия, независимо от места действия остальных соучастников.

Источник: https://isfic.info/ugolov/stern95.htm

Виды соучастников преступления

Исполнитель преступления это

Роли, выполняемые лицами в совместно совершаемом пре­ступлении, могут различаться, и в зависимости от характера дей­ствий соучастников выделяются следующие виды соучастников преступления (ч. 1 ст. 33 УК РФ):

    • исполнитель;
    • организатор;
    • подстрекатель;
    • пособ­ник.

Исполнитель преступления

В соответствии с ч. 2 ст. 33 УК РФ исполнителем признается лицо,

    1. непосредственно совершившее преступление либо непо­средственно участвовавшее в его совершении совместно с други­ми лицами (соисполнителями);
    2. совершившее пре­ступление посредством использования других лиц, не подлежа­щих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных уголовным законом.

Таким образом, закону известно три разновидности исполнителя:

    • исполнитель, непосредственно совершающий преступление, т.е. единолично выполнивший всю объективную сторону преступления. Он также может действовать вместе с со­участниками, выполняющими иные роли;
    • соисполни­тель, непосредственно участвующий в совершении преступления совместно с другими лицами. Все эти лица именуются соисполни­телями, поскольку все вместе они выполняют объективную сто­рону преступления;
    • «посредствен­ный исполнитель».

Выполнения каждым соисполнителем всей объективной стороны преступления не требуется; для констата­ции соисполнительства достаточно, чтобы каждый из соисполни­телей выполнил хотя бы часть объективной стороны преступле­ния.

Так, при изнасиловании действия лиц, лично не совершав­ших насильственного полового акта, но путем применения насилия к потерпевшей содействовавших другим в ее изнасилова­нии, должны квалифицироваться как соисполнительство в груп­повом изнасиловании (см. п.

10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г.

№ 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации»); убийство признается совершенным соис­полнителями даже если повреждения, повлекшие смерть, были причинены одним из соисполнителей (см.: БВС РФ. 2000. № 7. С. 13).

В судебной практике соисполнительством признаются и более сложные случаи распределения ролей между соучастниками, ко­гда фактически те или иные из них оказывают помощь в соверше­нии преступления, не выполняя непосредственно объективную сторону преступления.

Тем не менее, юридически эти действия признаются соисполнительством, именуясь «техническим» рас­пределением ролей. Так, удерживающий потерпевшего при убий­стве в то время как другой наносит смертельные повреждения признается соисполнителем (см. п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст.

105 УК РФ)»), а при краже соисполнительством является совершение с распределением ролей согласованных дей­ствий, направленных на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, взлом две­рей, запоров, вывоз похищенного, подстраховывание других со­участников от возможного обнаружения и т. п.) (см. п.

10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»).

Организатор преступления

Из определения организатора преступления, данного в ч. 3 ст. 33 УК РФ, можно выделить четыре разновидности организа­торской деятельности:

    1. организация совершения преступления;
    2. руководство ис­полнением преступления;
    3. создание органи­зованной группы или преступного сообщества (преступной организа­ции);
    4. руководство органи­зованной группой или преступным сообществом (преступной организа­цией).

Во-первых, организатором преступления признается лицо, организовавшее совершение преступления, т.е. подготовившее совершение преступления в целом или в большей его части по­средством разработки плана совершения преступления, прииска­ния соучастников, орудий и средств совершения преступления, обучения соучастников и т. д.

Во-вторых, организатором признается лицо, руководившее ис­полнением преступления, т.е. лицо, упорядочивающее деятель­ность соучастников по непосредственному совершению преступ­ления как на месте его совершения, так и вне его.

В-третьих, организатором признается лицо, создавшее органи­зованную группу или преступное сообщество (преступную организа­цию), т.е.

лицо, итогом деятельности которого по приисканию соучастников, орудий и средств совершения преступления, разра­ботке планов совершения преступлений и т.д. стало создание организованной группы (ч. 3 ст.

35 УК РФ) или преступного сооб­щества (преступной организации) (ч. 4 ст. 35 УК РФ).

В-четвертых, организатором признается лицо, руководившее организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), т.е. лицо, возглавляющее уже созданную им самим или другим лицом организованную группу или преступное сооб­щество (преступную организацию).

Следует также отметить, что оценка действий лица как орга­низаторских исключает оценку этих же действий как подстрека­тельства к совершению преступления или пособничества в его со­вершении.

Подстрекатель

Подстрекателем (ч. 4 ст. 33 УК РФ) является лицо, склонив­шее другое лицо к совершению преступления путем уговора, под­купа, угрозы или другим способом.

Подстрекатель воздействует на исполнителя преступления или других соучастников, возбуж­дая в них решимость, желание совершить преступление. Склоне­ние к совершению преступления должно носить конкретный ха­рактер, т.е.

вызывать у индивидуально определенного лица жела­ние совершить определенное преступление, и быть направлено на возбуждение такого желания, хотя при этом и не требуется четкой детализации преступных действий.

Так, по одному из дел было признано неправильным осуждение лица за подстрекательство, поскольку его высказывание «Что ты распустил нюни? Иди,  дай ему» было неопределенно и не нацеливало исполнителя на кон­кретное причинение потерпевшему вреда здоровью (см.: БВС РСФСР. 1966. № 11.С. 8-9).

Пособник

В зависимости от характера деятельности пособника (ч. 5 ст. 33 УК РФ) пособничество делится на два вида:

    1. интеллектуальное;
    2. физическое.

К интеллектуальному пособничеству относятся дача испол­нителю советов, указаний и предоставление иной информации, существенно облегчающие совершение преступления и содер­жащие информативные сведения.

К интеллектуальному пособ­ничеству также относятся заранее данное обещание скрыть пре­ступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а рав­но заранее данное обещание приобрести или сбыть такие предме­ты. От приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем (ст.

175 УК РФ), и укрывательства преступлений (ст. 316 УК РФ) эти действия отличаются тем, что соответст­вующее обещание дается заранее, т.е. до момента фактического окончания преступления.

Единственное исключение, известное судебной практике, когда в отсутствие заранее данного обещания приобрести или сбыть предметы, добытые преступным путем, та­кие действия могут быть признаны пособничеством, основывает­ся на систематическом их совершении в прошлом, дающем ис­полнителю преступления рассчитывать на подобное содействие в совершении преступления в будущем.

К физическому пособничеству относятся предоставление средств или орудий совершения преступления либо устранение препятст­вий. Физическое пособничество возможно как путем действия, так и бездействия, и должно оказывать исполнителю существен­ную помощь в совершении преступления.

Пособнические действия возможны на стадиях приготовле­ния к преступлению и покушения на преступление, а также на стадии оконченного преступления вплоть до момента фактиче­ского окончания преступления.

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/vidi-souchastnikov-prestupleniya

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.