Гаагский трибунал википедия

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Гаагский трибунал википедия

Международные уголовные судебные учреждения на самом деле не являются международными. Эта система органов была создана для внешнего управления политической ситуацией в тех или иных государствах.

Первым стал Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ), с помощью которого апробировалась идея регулирования политических процессов с помощью органа, замаскированного под международный суд.

 

Апробация прошла успешно.

И дело даже не в том, что как судебный орган МТБЮ оказался худшим из всего того, что когда-либо создавала правовая мысль и мировая судебная практика, что все судебные процессы в МТБЮ были провальными и ни один из них не соответствовал не только нормам международного права, но даже общим принципам права. Всё дело в искажённом общественном восприятии МТБЮ: мы воспринимаем его как судебное учреждение, в то время как на самом деле он является органом внешнего политического управления.

Роль Международного трибунала по бывшей Югославии как орудия войны чётко проявилась в 1999 году, когда, с одной стороны, МТБЮ издал ордер на арест президента Югославии – государства, подвергшегося агрессии НАТО, а с другой стороны, принял решение не проводить расследование преступлений НАТО на территории Югославии. Здесь мы не будем доказывать, что этот ордер был фальшивым, так как основывался на лживых, ничем не подтверждённых обвинениях, а решение не проводить расследование преступлений НАТО явилось прямым нарушением права. Главное для нас здесь – подчеркнуть, что трибунал выступил на стороне агрессора, обеспечив ему решение сразу нескольких военно-политических задач. Во-первых, была отсечена возможность внешней помощи жертве агрессии со стороны другого государства. Во-вторых, была обеспечена безнаказанность за совершение военных преступлений. В-третьих, произошло объявление международным преступником главы государства. 

Всё это чиновникам МТБЮ сошло с рук, и впоследствии международными преступниками стали объявляться главы государств, подвергавшихся агрессии НАТО или отдельных западных стран. Так было в случае с Ливией, Суданом, Кот-д’Ивуаром.

В деле Воислава Шешеля мы видим пример того, как устраняются с политической арены потенциально опасные для Запада лидеры, способные стать во главе государства.

[attention type=green]
Бывший прокурор МТБЮ Карла дель Понте прямо признавала в своих мемуарах «Охота: Я и военные преступники», что во время её встречи с тогдашним премьер-министром Сербии З.
[/attention]

Джинджичем у того «была только одна просьба относительно Шешеля: “Заберите его и никогда не возвращайте назад”».

 К 2003 году Воислав Шешель был самым популярным политиком, а Сербская радикальная партия (СРП) – самой популярной партией страны.

Арест лидера СРП позволил его противникам на протяжении длительного времени шантажировать избирателей напоминанием о том, что лидер СРП «обвиняется в совершении самых тяжких международных преступлений».

Под эти заклинания в Сербии проходили выборы 2003, 2007, 2008, 2012 и 2014 годов.

Речь идёт именно о заклинаниях. Любое упоминание имени Шешеля в обязательном порядке завершалось словами о том, что он «обвиняется в преступлениях против человечности». В некоторых СМИ этим заклинанием сопровождалось 100% упоминаний имени лидера Радикальной партии.

Это была кампания демонизации и диффамации популярного политика, прямо противоречившая принципу презумпции невиновности, закреплённому как в законодательстве Сербии и международно-правовых актах, так и в Статуте трибунала по бывшей Югославии.

Сегодня всё повторяется: Шешель на свободе, но СМИ всё время напоминают, что он обвинялся в совершении международных преступлений. 

Гаагский трибунал выступал и в роли прямого участника избирательных кампаний в Сербии. Например, в июне 2003 года секретарь МТБЮ Дж.Толберт принимает единоличное решение о блокаде общения В.Шешеля.

[attention type=yellow]
Ему разрешается лишь общение с его «юридическими советниками, дипломатическими и консульскими представителями Сербии и членами семьи». Тот же самый секретарь отказывался признавать в качестве юридических советников тех лиц, которых хотел иметь в качестве таковых сам Шешель.
[/attention]

И, наконец, условиями встреч с семьёй было присутствие при этом охраны.

Секретарь МТБЮ прямо указал в своём решении, что запрет на общение Шешеля обусловлен президентскими выборами! Он заявил, что участие Шешеля (даже посредством писем!) в политической жизни Сербии «подрывает усилия Международного трибунала по бывшей Югославии по восстановлению и поддержанию мира»! От раза к разу блокада В.Шешеля вводилась и во время других избирательных кампаний.

Пытается влиять Гаагский трибунал и на парламентские выборы, которые состоятся в Сербии 24 апреля 2016 года. Приговор Воиславу Шешелю долго оттягивался, а его освобождение состоялось лишь по той причине, что трибунал опасался смерти Шешеля в тюрьме и превращения его в мученика в глазах всех сербов. Решение суда было объявлено в последний день, когда оканчивался срок полномочий судей!

Гаагский трибунал давит на сербского избирателя и утверждением о том, что приговор судебной палаты был ошибочным.

Несколько дней назад главный прокурор МТБЮ и МОМУТ (Международного остаточного механизма международных трибуналов) Серж Браммерц заявил, что приговор якобы содержит грубые ошибки и апелляция против этого решения становится приоритетом его офиса.

Прокурор не постеснялся заявить, что решение судебной палаты является результатом её «отказа от должного исполнения судебной функции»!

При этом сам прокурор знает, что дело против В.Шешеля – это фальшивка и свидетели обвинения давали ложные показания. Он знает, что сам является преступником, сфальсифицировавшим дело. 

Сербский избиратель прошёл через многое. Постепенно он научился разбираться, где правда, а где ложь. Разберётся он и в том, по каким причинам псевдосудебное учреждение под названием МТБЮ так упорно пытается повлиять на волеизъявление сербского народа.

Источник: https://newsland.com/user/4297693453/content/gaagskii-tribunal-eto-ne-sudebnoe-uchrezhdenie-eto-organ-vneshnego-upravleniia/5174775

“Жертвы” Гаагского трибунала – МК

Гаагский трибунал википедия

Сербия передала в Гаагу всех, кого многие годы искал международный трибунал, созданный ООН, чтобы судить за убийства мирного населения, за бесчеловечное обращение с заключенными и военнопленными на территории бывшей Югославии.

Главный из них — арестованный в мае Ратко Младич, который командовал сербской армией в Республике Босния и Герцеговина, — скрывался пятнадцать лет. И в самой Сербии, и у нас, в России, немало тех, кто считает предъявленные генералу тягчайшие обвинения несправедливыми, Младича называет патриотом, сражавшимся за свой народ.

Многие сербы уверены: единая страна пала жертвой заговора, тайных сил. Я впервые приехал в Югославию два десятилетия назад, в разгар братоубийственной войны. Могу подтвердить: заговор существовал. Но участвовали в нем не внешние силы, а руководители тогдашней Югославии. Это была дьявольски хитроумная, а затем и кровавая игра.

После смерти многолетнего руководителя страны Иосипа Броз Тито националисты заговорили во весь голос. Возразить им оказалось некому, потому что демократически мыслящая интеллигенция была задавлена. Если бы еще при Тито начались демократические реформы, судьба южных славян сложилась бы иначе.

Босния и Герцеговина была одной из шести республик, составлявших единую Югославию. Ее населяют сербы, хорваты и босняки, исповедующие ислам.

Сербы уверены, что босняки — те же сербы, которым во время владычества Оттоманской империи пришлось принять ислам. Хорваты точно так же убеждены, что босняки — на самом деле хорваты-мусульмане.

«Босняки — люди, не потерявшие славянскую кровь, но приобретшие мусульманство», — писал о них когда-то российский посол в Оттоманской империи.

Когда Югославия стала распадаться на отдельные республики, все могло пройти мирно.

Сербы составляли добрую половину населения Боснии и Герцеговины, они были бы прекрасно представлены в парламенте нового государства, без них нельзя было бы сформировать правительство.

Но зачем с кем-то делить страну, если ее можно сделать своей? Зачем жить в многонациональном государстве, если представился повод избавиться от чужих? Политики и генералы в Белграде решили: везде, где живут сербы, — сербская земля.

Образовали никем не признанную Сербскую республику Боснии и Герцеговины (позднее — Республика Сербская). И Ратко Младич возглавил части югославской армии, которые переименовали в вооруженные силы Сербской республики.

Обладая абсолютным превосходством в тяжелом вооружении, сербские войска окружали город за городом и разрушали их артиллерией. Мусульманское население бежало.

За первые месяцы войны (с апреля по ноябрь 1992 года) сербы заняли 70% территории республики, миллион босняков стали беженцами.

Весной 1992 года сербы начали осаду Сараева. Взять город войска Младича не смогли. Но методично обстреливали его из орудий и минометов с холмов, окружающих город.

Обстрелы боснийской столицы унесли несколько тысяч жизней — гибли исключительно мирные жители, которые пытались добраться до булочной или до колодца.

Радован Караджич хладнокровно объяснял иностранным корреспондентам: «Поскольку наши артиллеристы плохо подготовлены, они часто промахиваются и попадают по другому кварталу. Они нуждаются в практике».

Я был тогда в Сараеве. Передвигаться по городу можно было только в бронетранспортере. Промахнуться в густонаселенном городе невозможно. Даже если артиллеристы стреляли не глядя, они все равно кого-то убивали. Вот за это и судят Караджича и Младича. А еще за трагедию в Сребренице, где произошло самое страшное кровопролитие в Европе после Второй мировой войны.

ООН создала четыре зоны безопасности в Боснии, где нашли убежище многие беженцы. Одной из них была Сребреница. В июле 1995 года Сребреницу захватили войска Младича. Там находились триста семьдесят голландских солдат из батальона войск ООН. Подчиненные Ратко Младича их просто выгнали.

Младич говорил своим подчиненным: «Накануне большого сербского праздника — Петрова дня — мы дарим этот город нашему народу. Пришло время отомстить туркам».

Женщин и детей вывезли из Сребреницы. А мужчин и подростков убили. С 13 по 19 июля 1995 года казнили, по подсчетам следователей международного трибунала, семь тысяч мусульман.

Три месяца, с 1 августа по 1 ноября, пытались скрыть следы — перетаскивали трупы в другие районы. Год спустя началось вскрытие братских могил. По мнению следователей, убийство происходило с «невиданной жестокостью». Много лет продолжалась эксгумация и экспертиза.

Расстрелянных хоронили в старых могилах, кости перемешались, опознать останки было трудно.

Правительство Нидерландов ушло в отставку, приняв на себя ответственность за то, что голландские солдаты не смогли защитить невинных людей от расправы. Генерал Младич своей ответственности не признает.

Но расследование этого преступления завершено. Следователи отыскали и тех, кто расстреливал, и тех, кто вывозил трупы, и тех, кто их закапывал. Несколько его бывших подчиненных уже осуждены.

Они рассказали на суде, что Младич лично руководил расстрелами.

Война в Боснии приобрела бесчеловечный характер, потому что была построена на злобном национализме. Сражались не с армией, а с целым народом. Врагом объявлялся не солдат противника, а всякий, кто принадлежит к другой этнической группе.

Убивали не тех, у кого оружие в руках, а всех «не своих». Особую роль сыграла сеявшая ненависть интеллигенция.

Создалась целая шовинистическая культура, в которой наука, литература и журналистика были заняты исключительно созданием националистических мифов.

За истерической патетикой скрывались амбиции. Война открыла новые возможности. Министрами и генералами становились в один день. Психиатр Радован Караджич превратился в президента Республики Сербской. Провинциальная скука испарилась. Начались увлекательные приключения.

Почти двадцать тысяч женщин были изнасилованы. Некоторые полевые командиры полагали, что лучше изнасиловать, чем убить, поскольку изнасилование наносит ущерб чести всей нации. Радован Караджич пренебрежительно заметил: «Это трагедия, но так поступают все солдаты на всех войнах».

Но особенность Балкан в том, что здесь мужчина не способен простить женщину, которая подверглась насилию. И себя не может простить — за то, что не сумел ее защитить. Это незаживающая рана.

Видя, что в Боснии происходят массовые убийства и этнические чистки, Европа была вынуждена вмешаться. Сербы недоуменно спрашивали у иностранцев: что мы такого сделали, что все на нас ополчились?

Разве армии хорватов и босняков вели себя лучше? Разумеется, нет! Но сербы первыми взялись за оружие и совершили значительно больше преступлений, потому что они наступали и очищали территорию от «чуждого элемента». Мусульманское правительство контролировало слишком малую часть территории, негде было развернуться. Потом боснийская и хорватская солдатня внесла свой вклад в эту кровавую войну.

Международный трибунал учредил в 1993 году Совет Безопасности ООН.

Правосудие в Гааге осуществляют двадцать пять независимых судей, которые избираются сроком на четыре года Генеральной Ассамблеей ООН по представлению генерального секретаря. Трибунал судит и сербов, и хорватов, и босняков.

Но в его юрисдикции не все, кто убивал в ходе боевых действий, а те, кто совершал военные преступления, прежде всего организаторы масштабных акций, таких как убийство в Сребренице.

Международные посредники, в том числе российские, предлагали очень выгодные для боснийских сербов варианты политического урегулирования. Но Караджич и Младич отвергали любые предложения. Поначалу верили, что смогут взять всю Боснию. Потом — зная, что международный трибунал уже выдал ордера на их арест. Так что они были готовы заставить сербов сражаться до последнего солдата.

Соединенные силы боснийских мусульман и хорватов окрепли и перешли в контрнаступление. Младич терпел одно поражение за другим. Президент Сербии Слободан Милошевич, который в тот момент дружил с Западом, велел им подписать мир, пока они все не потеряли…

Караджич, Младич, Милошевич проиграли все войны, которые вели! За годы, когда они находились у власти, территория, на которой сербы могли чувствовать себя свободно и уверенно, постоянно сокращалась. До войны сербы были самым процветающим народом на Балканах, а остались у разбитого корыта — с чувством ущемленной национальной гордости и горечью за постоянные поражения.

Когда иностранные журналисты писали о трагедии в Сребренице, сербы просто отказывались признавать, что это имело место: «Сербы такого сделать не могли».

Упрямо повторяли: «Это заговор. Все свалили на нас».

«Если ты верил, что сербы не сделали ничего плохого, это помогало выжить», — я услышал эту фразу в Белграде.

Только в 2003 году сербское телевидение рассказало, что солдаты Младича причастны к массовому уничтожению людей в Сребренице. 10 ноября 2004 года правительство Республики Сербской обратилось к родственникам убитых мусульман с такими словами: «Сочувствуем боли родственников жертв Сребреницы, выражаем искреннее сожаление и приносим извинения за трагедию».

Признание собственной вины — огромный шаг вперед. Прежде политики здесь делали карьеру на том, что обвиняли других. Пытались представить дело так, будто война на территории бывшей Югославии — это продолжение древнего конфликта. Это просто избавляло политиков от всякой ответственности за убийства.

Югославская трагедия — это другой вариант распада Советского Союза. Если бы и в нашей стране верх взяли злобные националисты, все умылись бы кровью.

Источник: https://www.mk.ru/politics/2011/07/24/608319-zhertvyi-gaagskogo-tribunala.html

Международный трибунал. Досье

Гаагский трибунал википедия

Международный трибунал – орган, создаваемый для суда над лицами, обвиняемыми в совершении международных преступлений. Трибунал функционирует не на постоянной основе, он учреждается для рассмотрения дел, объединенных общими признаками (например, преступлений, совершенных на определенной территории).

Орган создается, если преступления носят массовый характер, а государство, где они совершаются, не в состоянии защитить граждан. Для учреждения необходим международный договор или резолюция Совета Безопасности ООН. Устав ООН прямо не предусматривает право СБ ООН создавать трибуналы.

Согласно статье 29 Устава, Совет Безопасности может учреждать такие вспомогательные органы, какие он найдет необходимыми для выполнения своих функций. 

Помимо Международного суда, который является главным судебным органом ООН, существует целый ряд международных судов и трибуналов, ассоциированных с ООН в разной степени.

Международные трибуналы по бывшей Югославии и Руанде

Резолюцией СБ ООН 827 (1993 г.) был учрежден Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ), деятельность которого сосредоточена на судебном преследовании и предании суду высших руководителей, подозреваемых в преступлениях, совершенных на территории бывшей Югославии с 1991 г.

В их числе нарушение законов и обычаев войны, геноцид и преступления против человечности. Штаб-квартира МТБЮ в Гааге (Нидерланды). Работа МТБЮ еще не окончена, к настоящему времени были выдвинуты обвинения против 161 человека, в отношении 147 из них судебные разбирательства завершены.

На основе резолюций СБ ООН 955 (1994 г.) и 977 (1995 г.) был создан Международный трибунал по Руанде (МТР). Причиной для его учреждения стали события, произошедшие в стране в 1994 г. на фоне гражданской войны – радикально настроенные представители племени хуту убили порядка 1 млн тутси и хуту.

МТР осуществляет судебное преследование лиц, ответственных за геноцид и другие нарушения международного гуманитарного права, совершенные в Руанде и соседних государствах руандийскими гражданами в 1994 г. Штаб-квартира МТР в Аруше (Танзания). Работа должна быть завершена до конца 2015 г.

Трибунал рассмотрел 93 дела против высших должностных лиц и офицеров, крупных предпринимателей, религиозных и общественных лидеров. В отношении 61 из них были вынесены обвинительные приговоры.

Трибунал над “красными кхмерами”

Трибунал над “красными кхмерами” – международно-национальный суд, созданный ООН и правительством Камбоджи. Его официальное название – Чрезвычайные палаты в Судах Камбоджи для преследования за преступления, совершенные в период Демократической Кампучии. 

Юрисдикция палат распространяется на преступления против человечности, военные преступления и геноцид, а также другие преступления (убийства, пытки и преследования за религиозные убеждения), совершенные с 17 апреля 1975 г.

по 6 января 1979 г.

В этот период, когда страной правили «красные кхмеры» (экстремистское крыло камбоджийской компартии во главе с Пол Потом), были убиты, умерли от голода, болезней и каторжного труда от 1,7 млн до 2,75 млн человек.

Трибунал был учрежден в соответствии с соглашением, заключенным ООН и правительством Камбоджи 6 июня 2003 г. (ратифицировано парламентом Камбоджи в 2004 г., вступило в силу в 2005 г.). В его состав вошли как камбоджийские, так и иностранные судьи. Местом пребывания трибунала был выбран Пномпень. Высшая мера наказания – пожизненное заключение. Судьи приступили к работе весной 2009 г. 

К этому времени в живых остались пятеро лидеров “красных кхмеров”. Им было предъявлено обвинение в геноциде, нарушении прав человека и военных преступлениях.

Главный идеолог движения Нуон Чеа, президент Демократической Кампучии Кхиеу Сампхан и начальник тюрьмы С-21 Канг Киек Иеу были приговорены к пожизненному заключению.

Заместитель премьер-министра по иностранным делам Иенг Сари не дожил до приговора (скончался в марте 2013 г.). Его жена Иенг Тирит, возглавлявшая министерство социального обеспечения, была признана недееспособной. 

Кроме этих главных обвиняемых, трибунал вел расследование в отношении ряда «красных кхмеров» более низкого уровня – руководителей трудовых лагерей и командиров, отвечавших за арест и перевозку заключенных (их имена не разглашаются).

Однако никто из них не был арестован, в связи с чем в адрес правительства Камбоджи раздавались обвинения в нежелании сотрудничать с ООН в привлечении к суду всех виновных.

По мнению же действующего премьер-министра страны Хун Сена, новые аресты могут негативно сказаться на внутриполитической ситуации в стране. 

С учетом времени, необходимого для рассмотрения апелляций, ожидается, что трибунал завершит работу в конце 2018 г.

Специальные трибуналы по Сьерра-Леоне и Ливану

По резолюции СБ ООН 1315 (2000 г.) в 2004-2013 гг. действовал Специальный суд (трибунал) по Сьерра-Леоне, который осуществлял уголовное преследование лиц,  ответственных за нарушения международного гуманитарного права и законов страны, совершенные на ее территории после 30 ноября 1996 г.

во время гражданской войны. Штаб-квартира располагалась в столице, в г. Фритаун. В 2012 г. экс-президент Чарльз Тейлор, признанный виновным в военных преступлениях и преступлениях против человечности был приговорен к 50 годам тюрьмы. В 2013 г. трибунал выполнил свой мандат и завершил работу.

Согласно резолюции СБ ООН 1757 (2007 г.) действует Специальный трибунал по Ливану (СТЛ). Его цель – судебное преследование лиц, виновных в гибели 14 февраля 2005 г. бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири и других лиц. Трибунал наделен также юрисдикцией над обвиняемыми  в “других преступлениях в Ливане, совершенных с 1 октября 2004 г. по 12 декабря 2005 г.

или в любой последующий период, установленный ООН и Ливаном с согласия Совета Безопасности”. Штаб-квартира в Гааге (Нидерланды). В январе 2015 г. срок полномочий был продлен до марта 2018 г. В январе 2014 г. начался суд по делу пятерых обвиняемых. Поскольку по международным ордерам, выданным трибуналом на их арест, никто задержан не был, слушания проходят заочно.

МТБЮ, МТР и СТЛ являются вспомогательными органами СБ ООН. 

Международный уголовный суд

В 2002 г. начал работу Международный уголовный суд (МУС), учрежденный на основе Римского статута, принятого на конференции полномочных представителей под эгидой ООН в июле 1998 г. в Риме.

Это первый постоянный международный орган уголовной юстиции, в компетенцию которого входит преследование лиц, ответственных за геноцид, военные преступления, преступления против человечности и агрессию.

Это независимая структура, связанная с ООН особым соглашением о сотрудничестве. МУС может возбуждать дела по представлению СБ ООН.

Создание Международного трибунала по пиратству

В мае 2009 г. президент РФ Дмитрий Медведев выступил с инициативой, касающейся судебного преследования пиратов, включая возможное создание Международного трибунала по пиратству. С 2010 г. СБ ООН принял несколько резолюций, призывающих продолжить рассмотрение этого вопроса.

Источник: https://tass.ru/info/2122426

Александр Мезяев – Гаагский трибунал – это не судебное учреждение, это орган внешнего управления – Фонд стратегической культуры – электронное издание

Гаагский трибунал википедия

Международные уголовные судебные учреждения на самом деле не являются международными. Эта система органов была создана для внешнего управления политической ситуацией в тех или иных государствах.

Первым стал Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ), с помощью которого апробировалась идея регулирования политических процессов с помощью органа, замаскированного под международный суд.

 

Апробация прошла успешно.

И дело даже не в том, что как судебный орган МТБЮ оказался худшим из всего того, что когда-либо создавала правовая мысль и мировая судебная практика, что все судебные процессы в МТБЮ были провальными и ни один из них не соответствовал не только нормам международного права, но даже общим принципам права. Всё дело в искажённом общественном восприятии МТБЮ: мы воспринимаем его как судебное учреждение, в то время как на самом деле он является органом внешнего политического управления.

Роль Международного трибунала по бывшей Югославии как орудия войны чётко проявилась в 1999 году, когда, с одной стороны, МТБЮ издал ордер на арест президента Югославии – государства, подвергшегося агрессии НАТО, а с другой стороны, принял решение не проводить расследование преступлений НАТО на территории Югославии. Здесь мы не будем доказывать, что этот ордер был фальшивым, так как основывался на лживых, ничем не подтверждённых обвинениях, а решение не проводить расследование преступлений НАТО явилось прямым нарушением права. Главное для нас здесь – подчеркнуть, что трибунал выступил на стороне агрессора, обеспечив ему решение сразу нескольких военно-политических задач. Во-первых, была отсечена возможность внешней помощи жертве агрессии со стороны другого государства. Во-вторых, была обеспечена безнаказанность за совершение военных преступлений. В-третьих, произошло объявление международным преступником главы государства. 

Всё это чиновникам МТБЮ сошло с рук, и впоследствии международными преступниками стали объявляться главы государств, подвергавшихся агрессии НАТО или отдельных западных стран. Так было в случае с Ливией, Суданом, Кот-д’Ивуаром.

В деле Воислава Шешеля мы видим пример того, как устраняются с политической арены потенциально опасные для Запада лидеры, способные стать во главе государства.

[attention type=green]
Бывший прокурор МТБЮ Карла дель Понте прямо признавала в своих мемуарах «Охота: Я и военные преступники», что во время её встречи с тогдашним премьер-министром Сербии З.
[/attention]

Джинджичем у того «была только одна просьба относительно Шешеля: “Заберите его и никогда не возвращайте назад”».

 К 2003 году Воислав Шешель был самым популярным политиком, а Сербская радикальная партия (СРП) – самой популярной партией страны.

Арест лидера СРП позволил его противникам на протяжении длительного времени шантажировать избирателей напоминанием о том, что лидер СРП «обвиняется в совершении самых тяжких международных преступлений».

Под эти заклинания в Сербии проходили выборы 2003, 2007, 2008, 2012 и 2014 годов.

Речь идёт именно о заклинаниях. Любое упоминание имени Шешеля в обязательном порядке завершалось словами о том, что он «обвиняется в преступлениях против человечности». В некоторых СМИ этим заклинанием сопровождалось 100% упоминаний имени лидера Радикальной партии.

Это была кампания демонизации и диффамации популярного политика, прямо противоречившая принципу презумпции невиновности, закреплённому как в законодательстве Сербии и международно-правовых актах, так и в Статуте трибунала по бывшей Югославии.

Сегодня всё повторяется: Шешель на свободе, но СМИ всё время напоминают, что он обвинялся в совершении международных преступлений. 

Гаагский трибунал выступал и в роли прямого участника избирательных кампаний в Сербии. Например, в июне 2003 года секретарь МТБЮ Дж.Толберт принимает единоличное решение о блокаде общения В.Шешеля.

[attention type=yellow]
Ему разрешается лишь общение с его «юридическими советниками, дипломатическими и консульскими представителями Сербии и членами семьи». Тот же самый секретарь отказывался признавать в качестве юридических советников тех лиц, которых хотел иметь в качестве таковых сам Шешель.
[/attention]

И, наконец, условиями встреч с семьёй было присутствие при этом охраны.

Секретарь МТБЮ прямо указал в своём решении, что запрет на общение Шешеля обусловлен президентскими выборами! Он заявил, что участие Шешеля (даже посредством писем!) в политической жизни Сербии «подрывает усилия Международного трибунала по бывшей Югославии по восстановлению и поддержанию мира»! От раза к разу блокада В.Шешеля вводилась и во время других избирательных кампаний.

Пытается влиять Гаагский трибунал и на парламентские выборы, которые состоятся в Сербии 24 апреля 2016 года. Приговор Воиславу Шешелю долго оттягивался, а его освобождение состоялось лишь по той причине, что трибунал опасался смерти Шешеля в тюрьме и превращения его в мученика в глазах всех сербов. Решение суда было объявлено в последний день, когда оканчивался срок полномочий судей!

Гаагский трибунал давит на сербского избирателя и утверждением о том, что приговор судебной палаты был ошибочным.

Несколько дней назад главный прокурор МТБЮ и МОМУТ (Международного остаточного механизма международных трибуналов) Серж Браммерц заявил, что приговор якобы содержит грубые ошибки и апелляция против этого решения становится приоритетом его офиса.

Прокурор не постеснялся заявить, что решение судебной палаты является результатом её «отказа от должного исполнения судебной функции»!

При этом сам прокурор знает, что дело против В.Шешеля – это фальшивка и свидетели обвинения давали ложные показания. Он знает, что сам является преступником, сфальсифицировавшим дело. 

Сербский избиратель прошёл через многое. Постепенно он научился разбираться, где правда, а где ложь. Разберётся он и в том, по каким причинам псевдосудебное учреждение под названием МТБЮ так упорно пытается повлиять на волеизъявление сербского народа.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Источник: https://www.fondsk.ru/news/2016/04/13/gaagskij-tribunal-eto-ne-sudebnoe-uchrezhdenie-eto-organ-vneshnego-upravlenia-39624.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.