Гаагский суд

Юристы: придется ли РФ после суда в Гааге выплачивать акционерам ЮКОСа $50 млрд и какое именно имущество РФ могут арестовать

Гаагский суд

Россия вновь оказалась должна бывшим акционерам нефтяной компании ЮКОС более 50 миллиардов долларов, после того как накануне государственный апелляционный суд в Нидерландах оставил в силе три решения международного арбитража по искам акционеров ЮКОСа, вынесенных в 2014 году в Гааге. Это крупнейшая компенсация в истории международного арбитража.

Суд согласился с бывшими акционерами, что компания ЮКОС была незаконно национализирована, ликвидирована, а ее активы были переданы госкомпаниям. После решения суда в Гааге бывшие акционеры компании будут пытаться арестовать имущество России на территории других стран. Но пока неясно, насколько сложным и длительным будет этот процесс.

Историческое решение о взыскании 50 млрд долларов с России в 2014 году вынесла Постоянная палата третейского суда в Гааге. Истцами по делу выступили три офшорные структуры – Hulley Enterprises, Yukos Universal и Veteran Petroleum, входившие в Group Menatep Limited.

Они владели 70% ЮКОСа и потеряли деньги при его банкротстве. Основатель компании Михаил Ходорковский в список истцов не входил.

По решению третейского суда кипрские Hulley Enterprises и Yukos Universal Limited должны были получить компенсацию в 39,9 миллиарда долларов и 1,85 миллиарда долларов соответственно, а пенсионный фонд ЮКОСа Veteran Petroleum Ltd. – 8,2 миллиарда долларов.

В 2016 году исполнение этих решений было приостановлено первой инстанцией нидерландского суда, удовлетворившего жалобу России, но теперь истцы смогут возобновить свои попытки ареста российской госсобственности за рубежом. В свою очередь власти РФ намерены дойти до Верховного суда Нидерландов.

Арестовать госимущество России за рубежом на $50 млрд будет довольно сложно

Русская служба BBC опросила независимых экспертов на тему, каковы могут быть последствия реанимации в Гааге российского долга ЮКОСу. Практически все они высказали мнение, что арестовывать российское имущество будет довольно сложно.

Адвокат, эксперт по международному арбитражу Сергей Усоскин отмечает, что Россия вправе оспорить это решение в Верховном суде Нидерландов, но разбирательства в других странах по исполнению решений о взыскании более 50 миллиардов долларов могут возобновиться уже сейчас.

По его словам, последствия этого очевидны – возобновление процедуры исполнения и требования истцов об аресте имущества в качестве обеспечительной меры. Такие разбирательства до отмены решений арбитража велись, в частности, в Германии, Индии, Франции и США, где решение может быть обращено к исполнению на основании Нью-йоркской конвенции.

В ряде стран производство по исполнению решений гаагского арбитража было прекращено, но во Франции и Америке процессуальные баталии идут до сих пор.

Как заявил Усоскин, нынешнее решение апелляционного суда в Гааге – значимый аргумент взыскателей, поскольку большая часть арестов с российских активов была снята, теперь их поиск и процедура признания для обращения к исполнению начнутся заново.

Доцент Высшей школы экономики, эксперт по международному праву Глеб Богуш обращает внимание на то, что решение апелляционного суда большой неожиданностью не стало. Теперь ситуация вернулась к прежнему состоянию, и решение арбитража действительно подлежит исполнению.

“Конечно, не все решения судов в мире исполняются, но просчитать, сколько будет стоить невыполнение Россией этого решения, невозможно.

Экономические последствия измеряются не только деньгами: это репутация, связи, инвестиции, имеющиеся у России договоры и деловые отношения.

Учитывая активность России на мировых рынках и вовлеченность страны в мировую экономическую систему, показательное невыполнение решения гаагского арбитража может превысить потерю от уплаты долга ЮКОСу”, – уверен Богуш.

Руководитель аналитической службы юридической фирмы “Инфралекс” Ольга Плешанова, на протяжении более 10 лет готовившая аналитические материалы о деле ЮКОСа, считает, что отмена решения окружного гаагского суда, признавшего арбитраж в деле ЮКОСа некомпетентным, вновь делает актуальной и проблему применения Энергетической хартии в отношении России (РФ подписала, но не ратифицировала договор к Энергетической хартии (ДЭХ), который регламентирует порядок защиты иностранных инвестиций в сфере добычи природных ресурсов и предполагает разрешение подобных споров в арбитраже – прим. ред.).

“Россия не только не ратифицировала Договор к Энергетической хартии, но и с 19 октября 2009 года отозвала свое согласие на временное применение хартии до ее ратификации.

Однако несмотря на это, в отношении инвестиций, сделанных до отзыва согласия, положения хартии могут действовать.

Защита инвестиций по правилам хартии возможна в течение 20 лет с момента отзыва, то есть до 19 октября 2029 года”, – объясняет Плешанова.

“Арбитражное решение 2014 года признано действующим, так что истцы могут пытаться исполнить путем обращения взыскания на имущество России.

Для этого, однако, необходимо найти имущество, которое принадлежало бы непосредственно государству (а не, например, госпредприятиям, которые по долгам государства не отвечают) и не защищалось суверенным и дипломатическим иммунитетом.

Практика показывает, что найти такое имущество крайне сложно, но если оно обнаруживается, то европейские суды на соответствующей территории без затруднений выносят решения о его аресте”, – говорит аналитик.

“Апелляционный суд отклонил все доводы российской стороны, в том числе о том, что признание арбитража компетентным в отношении данного спора противоречит российскому праву.

Сейчас в России готовятся изменения в Конституцию, призванные исключить применение в России норм международного права, если они противоречат основам права российского. Дело акционеров ЮКОСа, однако, наглядно показывает, что в России и за рубежом основы российского права могут пониматься и толковаться по-разному.

Это чревато конфликтами в правоприменении и может привести к международной изоляции России”, – считает представитель юридической фирмы “Инфралекс”.

Адвокат, специалист по международному разрешению споров и международному арбитражу Левон Григорян также полагает, что споры о приведении в исполнение арбитражного решения в различных странах, которые были приостановлены на период процесса об отмене арбитражного решения и апелляции в судах Гааги, теперь могут возобновиться. Но положение не является абсолютно безнадежным.

“Даже при отрицательном исходе обжалования в Верховном суде бороться с таким оппонентом, как Россия, очень сложно. Даже если она потерпит поражение в судах, взыскать деньги будет непросто. Говорить об окончательной победе истцов преждевременно.

У России огромное количество способов избегать исполнения любых решений, потому что это огромное могущественное государство. Трудно сомневаться в том, что оппоненты будут предпринимать попытки ареста российского имущества за рубежом, но насколько такие попытки будут успешными, будет зависеть от многих обстоятельств, процесс будет непростым.

В любых странах, где есть более-менее продвинутый правовой режим, предстоят сложные судебные процедуры по этому поводу”, – говорит Григорян.

По его словам, “у РФ не так много имущества, которое можно арестовать для удовлетворения арбитражного решения на такую огромную сумму. Есть объекты, у которых есть дипломатический иммунитет, есть иное имущество, у которого относительно небольшая стоимость – самолеты на авиашоу, парусники и тому подобное – все это мы уже, к сожалению, проходили в прошлом”.

“Но самый лакомый кусок – это временно или постоянно находящееся за рубежом движимое и недвижимое имущество госкомпаний, и оппоненты попытаются обратить взыскание на него, но им придется доказать, что это на самом деле имущество РФ, подлежащее взысканию, то есть вскрыть корпоративную вуаль, и это будет предметом отдельного и весьма сложного судебного процесса. Но еще раз: решение апелляционного суда в Гааге, хотя и неприятное, но не является окончательным и бесповоротным поражением – у России есть много правовых, политических, организационных и прочих возможностей, чтобы ему противостоять”, – напоминает юрист.

Управляющий партнер московского офиса КА Pen & Paper Антон Именнов поясняет, что формально-юридически истцы по этому делу Hulley Enterprises Ltd (Кипр), Yukos Universal Ltd (остров Мэн) и Veteran Petroleum Ltd (Кипр) должны направить в Минфин Российской Федерации требование о добровольной выплате по решению Международного арбитража в Гааге от 18 июля 2014 и дать ведомству какой-то разумный срок на исполнение.

“В случае отказа они получат право приводить в исполнение решение Международного арбитража в Гааге от 18 июля 2014 всеми законными способами в силу Нью-йоркской конвенции 1958 года. И они будут это делать в тех юрисдикциях, где у Российской Федерации имеются активы.

Компании будут обращаться в государственный суд соответствующей страны с ходатайством о выдаче экзекватуры (разрешение на исполнение) или о принудительном исполнении данного решения. И в большинстве государств такую экзекватуру можно получить без каких-либо серьезных проблем.

Однако Россия будет возражать на принудительное исполнение вышеуказанного решения в каждой стране, где три компании будут ходатайствовать об этом”, – разъясняет юрист данную процедуру.

“Не хочется спекулировать о возможных кулуарных договоренностях Кремля с Ходорковским, Невзлиным и иными бенефициарами сегодняшнего судебного решения, но признаваемые абсолютным большинством государств правила об обязательности исполнения судебных актов подвергли риску государственное имущество России за рубежом. А поскольку свыше 70% экономики нашей страны принадлежит государству – в особой группе риска самолеты на международных аэрошоу; парусники, заходящие в иностранные порты; торговые суда в государственной собственности; собрания картин”, – говорит Именнов.

Глава Multinational Asset Recovery Company Франц Зедельмайер, который много лет вел судебные споры с Россией, считает, что успех акционеров ЮКОСа связан с тем, что “это был публичный суд, независимый – и судье было все равно на политику. Так что они подходили к этому делу чисто с юридической точки зрения, смотрели на факты”.

Что касается вопроса о попытках акционеров вернуть эти 50 млрд долларов, то, по мнению юриста, тут есть две проблемы.

“Первая – у России недостаточно государственных активов за рубежом, чтобы оплатить эти 50 млрд. Деньги или собственность, которые можно было бы забрать у России в счет погашения этой задолженности, довольно небольшие.

Потому что большая часть тех российских активов, которые имеются, используются для обеспечения государственных нужд. Например, здания, находящиеся в собственности России, используются для работы российских дипломатических или экономических представительств.

Банковские счета используются для оплаты работы дипломатов.

Единственный способ дотянуться до российских активов – взять эти деньги из экспортной индустрии. То есть из доходов, получаемых Россией от продажи тех или иных продуктов, чаще всего под этим подразумевается сырье – например, нефть, металлы, которые Россия экспортирует за рубеж.

Но чтобы обеспечить реализацию такого решения судам – а в такое дело будут вовлечены суды сразу в нескольких европейских странах и США – придется по сути разрешить акционерам “зайти” в дела корпораций.

То есть получить доступ к доле РФ в холдингах, которые обычно защищены законом”, – объясняет Зедельмайер.

“Насколько я знаю, (после решения 2014) Россия попыталась по максимуму перевести свои активы, которые находились в зоне риска, на других людей, на другие юридические лица, которые в некоторых случаях были госкомпаниями, а в некоторых и частными.

Я думаю, и в этот раз они предприняли меры, чтобы не допустить выплату акционерам ЮКОСа запрашиваемых денег. И вот еще важная вещь – даже если и будут аресты каких-то счетов в банках, компаний, собственности или чего-то еще – у России остается еще большое поле для маневра и юридических баталий.

Законы в одной юрисдикции существенно отличаются от аналогичных актов в другой юрисдикции.

Нидерланды, Бельгия, Франция, например, приняли законы, которые очень благосклонны к России, потому что они не хотят вступать в затяжные судебные тяжбы с Россией и втягивать свои суды в эту битву акционеров ЮКОСа с Россией”, – отмечает глава Multinational Asset Recovery Company.

Как арестовывали российские активы по решению суда от 2014 года

В 2015 году экс-акционеры ЮКОСа начали кампанию по взысканию с России около 50 млрд долларов, отсуженных в Гааге. Этот процесс начался в США, Франции и Великобритании. акционеры ЮКОСа планировали также обратиться в суды Бельгии, Голландии и Германии.

Судебные приставы Бельгии и Франции приступили к аресту счетов и ревизии имущества РФ и подконтрольных ей структур в этих странах. Вслед за Бельгией юристы, представляющие их интересы, обратились к судебным исполнителям Франции, которые по итогам уже арестовали счета ряда российских структур в местной дочерней компании ВТБ – VTB Bank (France) SA.

Под арест попали и счета российских дипломатических миссий. Но они были тут же разморожены, в отличие от счетов российских компаний.

Собственность РФ за рубежом на тот момент находилась в распоряжении трех структур: обладающие дипломатическим иммунитетом объекты – на балансе российского МИДа, около тысячи зданий и земельных участков – на балансе УДП (Управление делами президента), а несколько десятков зданий торгпредств в 2007 году были переданы министерству экономики.

Ситуацию подогрел отказ России выплатить акционерам компенсацию в размере 1,86 млрд евро по решению другого иностранного органа – Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), причем этот отказ был закреплен решением Конституционного суда России.

Позиция Конституционного Суда о неисполнимости решения ЕСПЧ как противоречащего Конституции послужила началом конституционной реформы, которая в ближайшее время должна по предложению Владимира Путина завершиться внесением поправки в Конституцию о том, что противоречащие ей международные договоры не должны исполняться.

В марте 2020 года Комитет министров Совета Европы может рассмотреть вопрос о неисполнении Россией решения ЕСПЧ о выплате компенсации акционерам ЮКОСа: соответствующее обращение их представителя Пирса Гарднера поступило в Комитет министров 7 февраля 2020 года.

Источник: https://www.newsru.com/russia/19feb2020/yukos50mlrd.html

Россия умывает руки по МН-17. Почему это произошло сейчас

Гаагский суд

Правительства Нидерландов и Австралии удивлены и разочарованы, что Россия решила выйти из консультаций по сбитому над Украиной Боингу, выполнявшему в 2014 году рейс МН17. На Украине заявили: решение Москвы говорит о том, что «Кремль боится правды». Но важен не только факт выхода, но и его время.

Заявление МИДа говорит о том, что недружественные действия со стороны Нидерландов делают дальнейшее участие России в консультациях бессмысленными.

Как пишет европейская пресса, российское правительство возмущено тем, что Нидерланды собираются подать иск в Европейский суд по правам человека. Премьер Нидерландов Марк Рютте назвал это решение особенно болезненным для родственников погибших.

Украинский министр иностранных дел Дмитро Кулеба заявил, что решение «говорит за себя, как в Москве боятся правды».

Глава австралийского МИДа Марис Пейн потребовала от России немедленно вернуться за стол переговоров. Австралия взяла обязательства обеспечить правдивое и ответственное расследование с тем, чтобы восторжествовала справедливость.

Вадим Лукашевич, независимый авиационный эксперт и официальный свидетель по делу МН-17, сбитого над Украиной, говорит, что намного важнее не то, что Россия вышла из консультаций, а когда она это сделала.

По сбитому Боингу проводились два расследования. Техническое расследование взял на себя Совет безопасности на транспорте Нидерландов под эгидой ИКАО и по его протоколам. Россия принимала в нём участие и передала данные по комплексу БУК.

Россия пыталась влиять на ход и результаты расследования, но эти попытки оказались безуспешными. 13 октября 2015 года итоговый отчёт Совета безопасности на транспорте Нидерландов был опубликован.

Вадим Лукашевич говорит:

– Главным выводом итогового отчёта было то, что малазийский Боинг был сбит ракетой семейства 9М38 ракетного комплекса БУК советского производства из района общей площадью 320 квадратных километров, на тот момент контролируемого сепаратистами. На публикации итогового отчёта техническое расследование закончилось. Параллельно с этим было инициировано уголовное расследование, которое проводила объединённая следственная группа, созданная под эгидой ЕвроЮста.

Страны, граждане которых погибли на борту МН17 – Нидерланды, Австралия, Малайзия и Бельгия, а также Украина, на территории которой упал самолёт, открыли уголовные дела о гибели граждан и объединились для уголовного расследования, создав объединенную следственную группу JIT.

Техническое расследование проводили голландцы, поэтому Прокуратура Голландии возглавила группу. Россия не имела никаких оснований участвовать в уголовном расследовании. Однако Прокуратура Нидерландов делала запросы в Следственный комитет и получала некоторые ответы.

На главные вопросы – где находилась установка БУК, кто были членами экипажа – ответов получено не было.

– Россия все эти годы пыталась помешать расследованию путём ложных версий, всячески дискредитировала работу JIT, обвиняя в том, что оно политизированное, антироссийское и русофобское, – напоминает Лукашевич.

Особенно нервничали в Москве, когда на последней пресс-конференции JIT следователи заявили, что ракетная установка БУК, из которой был сбит самолёт, входила в состав 53-й зенитно-ракетной Бригады ВС РФ. В 2019 году начались консультации между Нидерландами, Австралией и Россией. Россия хотела достичь досудебного соглашения по урегулированию дела.

– Насколько я могу судить, голландцы предлагали России признать свою ответственность и выплатить компенсации родственникам погибших.

Россия категорически против признания ответственности, но она готова была выплатить денежные компенсации, как это было сделано Украиной, когда был сбит израильский самолёт ТУ-154 над Чёрным морем, или Америкой, когда они сбили с эсминца иранский аэробус. Но Нидерланды и Австралия стояли на своём и требовали признать ответственность.

Нюансы переговоров не были известны. МИД в лице Захаровой то опровергал, то подтверждал сам факт переговоров. Но переговоры шли.

Даже в 2019 году, когда родственники подали коллективный иск в ЕСПЧ против России, была надежда, что договориться удастся. Ведь родственники подали иск для получения компенсации. Поэтому в Москве думали, что после выплаты компенсаций смысл процесса в ЕСПЧ исчезнет.

Тем временем в Гааге начался уголовный процесс против трех россиян – Игоря Гиркина, Сергея Дубинского, Олега Пулатова и украинца Леонида Харченко. При этом и в Голландии, и во Франции суды рассматривают одни и те же улики и доказательства, собранные объединенной следственной группой.

В июле этого года правительство Нидерландов поддержало иск родственников погибших в Страсбурге против Российской Федерации. Прошло больше двух месяцев, и только вчера МИД заявляет о прекращении контактов и называет в качестве причины подачу иска Нидерландами.

Что же произошло за эти два месяца?

31 августа представитель родственников на суде в Гааге рассказал, что они получили компенсации от Фонда нефтяной компании. Часть родственников получила выплаты от авиакомпании «Малазийские авиалинии». Но в данном суде они настаивают на том, чтобы компенсации платили только четверо обвиняемых.

– Их чувство справедливости заключается в том, что нести и материальную ответственность должны только обвиняемые – не Российское государство, не какая бы то ни было любая третья сторона. Если какой-нибудь Пригожин захочет заплатить за этих четверых, родственники не примут, – говорит Лукашевич.

В Гаагском суде озвучивалась позиция обвинения, но защита Олега Пулатова, одного из российских обвиняемых, никаких аргументов не представила. С марта адвокаты, ссылаясь на пандемию, не смогли или не хотели встретиться со своим клиентом.

В это время Россия вела интенсивные переговоры. Прошёл последний срок, поставленный судом для прояснения позиции, но защитники не увидели подзащитного.

Но 3 ноября, а на эту дату назначено новое заседание – затянуть процесс ещё раз не удастся, и суд перейдет к рассмотрению дела по существу.

Получается, что переговоры с Нидерландами и Австралией, которые стоят на своём, теряют смысл для России, считает Вадим Лукашевич. Консультации касались только двух вопросов – компенсаций родственникам и признания ответственности:

– Выход России ничем не чреват. Суд идет европейский сам по себе в Страсбурге. Россия на нём вообще ни на что влиять не может. Она может только выйти из-под его юрисдикции, что мы уже сделали по новой Конституции. На суд в Гааге это тоже никак не влияет.

Российские переговорщики прекратили попытки договориться на своих условиях. Стало очевидно, что ни Австралия, ни Нидерланды свою позицию по вопросу определения вины не изменят. Остаётся только ждать основные аргументы обвинения в Гааге, которые ещё раз будут повторены в Страсбурге. Повторение – мать учения. Но надежда родственников на то, что Россия признает свою вину, минимальна.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

Источник: https://newizv.ru/news/politics/16-10-2020/rossiya-umyvaet-ruki-po-mn-17-pochemu-eto-proizoshlo-seychas

Суд Гааги обязал Россию выплатить $50 млрд бывшим акционерам ЮКОСа

Гаагский суд

Ведомости

Апелляционный суд Гааги обязал Россию выплатить $50 млрд по иску бывших акционеров компании ЮКОС.

Таким образом он удовлетворил жалобу экс-акционеров на решение Окружного суда Гааги, который отменил решение Международного арбитража о взыскании с России этой суммы в их пользу.

Российская сторона планирует оспорить решение апелляционной инстанции в Верховном суде Нидерландов, говорится на сайте Минюста РФ.

В Минюсте заявили, что Апелляционный суд Гааги проигнорировал тот факт, что бывшие акционеры ЮКОСа «не являлись добросовестными инвесторами».

«Контроль над активами этой компании был получен ими с помощью целого ряда незаконных действий, включая сговор и подкуп должностных лиц», – говорится в сообщении министерства.

В ведомстве отмечают, что решение голландского апелляционного суда также не соответствует позиции ЕСПЧ, который ранее отверг обвинения в адрес РФ в «политической мотивации» и «репрессивном характере» преследования компании ЮКОС.

В Кремле решение голландского апелляционного суда комментировать пока не готовы. «Это какая-то новая информация, я пока ею не владею, поэтому я не могу ее комментировать», – сказал журналистам пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Решение Апелляционного суда Гааги окончательное, пояснил «Ведомостям» управляющий партнер московского офиса КА Pen & Paper Антон Именнов. «Теперь решение первой инстанции отменено, а решение Международного арбитража в Гааге от 18 июля 2014 г.

вступает в законную силу, причем оспаривание в Верховном суде Нидерландов по существу уже невозможно – остались лишь процессуальные основания для обжалования, но число их крайне незначительно.

Поскольку решение вступило в законную силу, уже в самом ближайшем будущем можно ожидать новую череду арестов имущества и активов России, находящихся за рубежом», – сказал он.

«C большой вероятностью Россия обжалует сегодняшнее решение в Верховном суде Нидерландов. На это есть три месяца, – комментирует управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнеры» Максим Кульков.

– Однако Верховный суд не пересматривает дела по фактам, только проверяет, не нарушены ли нормы права (по аналогии с российским кассационным судом).

Учитывая характер дела и его предыдущую историю, можно предположить, что его рассмотрение в Верховном суде займет годы».

Скорее всего Россия в жалобе будет ссылаться на тот факт, что она не ратифицировала договор к Энергетической хартии, говорит старший юрист Eversheds Sutherland Татьяна Кандрина: «Можно ожидать, что акционерами в разные страны будут поданы иски о взыскании с России средств и аресте государственного имущества».

В случае если в результате рассмотрения жалобы решение международного арбитража о взыскании останется в силе, то для его исполнения на территории России нужно осуществить процедуру признания судебного акта, напоминает партнер юридической компании «Сотби» Владимир Журавчак. Но перспектива признания такого решения российским судом выглядит призрачной, ранее Конституционный суд России разъяснил, что решения международных судов не могут приводиться в исполнение, если они противоречат Конституции и публичному порядку, добавляет он.

В феврале 2005 г. три связанные с бывшим акционером ЮКОСа компании подали иски в Международный арбитраж в Гааге (МАГ) с требованием взыскать с России около $100 млрд. Истцы, в частности, ссылались на положения о защите инвестиций Энергетической хартии, подписанной Россией. 

В июле 2014 г. МАГ постановил, что российская сторона в начале 2000-х гг. совершила полномасштабную атаку на ЮКОС и ее бенефициаров с целью обанкротить нефтяную компанию и завладеть ее активами, одновременно удалив главу компании Михаила Ходорковского с политической арены.

Арбитраж обязал Россию выплатить экс-акционерам ЮКОСа $50 млрд компенсации за экспроприацию компании. В июне 2015 г.

в соответствии с вердиктом третейского суда в Гааге в Бельгии и Франции был наложен обеспечительный арест на имущество, которое исполнители решения сочли российским.

Россия обжаловала решение МАГа в Окружной суд Гааги. В апреле 2016 г.

суд согласился с доводами российской стороны, что на нее не распространяется соглашение об арбитраже в рамках договора к Энергетической хартии, так как она его не ратифицировала, и постановил, что у Гаагского арбитража не было достаточно оснований рассматривать жалобы бывших акционеров ЮКОСа. Окружной суд Гааги отменил решение МАГа о взыскании с России $50 млрд.

В июле 2016 г. экс-акционеры компании ЮКОС обратились в Апелляционный суд Гааги для отмены решения нижестоящего Окружного суда Гааги, требуя восстановить арбитражные решения о выплате $50 млрд.

Источник: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2020/02/18/823291-sud-gaagi-50-mlrd

Суд в Гааге решил рассмотреть иск Украины против России. Москва была против – BBC News Русская служба

Гаагский суд

  • Святослав Хоменко
  • Би-би-си

Украина в своем иске обвиняет Россию в поддержке “вооруженных групп, совершающих акты терроризма”. Россия отвечает, что доказательств ее причастности к перечисленным в иске событиям нет

Международный суд ООН признал свою юрисдикцию по иску, в котором Украина обвиняет Россию в нарушении конвенций о борьбе с финансированием терроризма и о ликвидации всех форм расовой дискриминации.

В иске, поданном в январе 2017 года, Украина просит у суда, в частности, обязать Россию прекратить поддерживать “вооруженные группы, совершающие акты терроризма в Украине”, компенсировать убытки, связанные с катастрофой МН17 и целым рядом “террористических актов”, в причастности к которым Киев обвиняет Москву, а также гарантировать полную защиту всех этнических групп в Крыму.

Представители России пытались доказать, что суд не имеет юрисдикции рассматривать этот иск.

“Мы победили!”, – написала в своем “Фейсбуке” замминистра иностранных дел Украины Елена Зеркаль, которая возглавляет украинскую делегацию в Гааге.

“Это революционная победа. С невероятным преимуществом по голосам. Суду над Россией быть”, – написал торговый представитель Украины Тарас Качка, который также входил в украинскую делегацию.

Решение суда рассматривать иск Украины не означает, что суд признал Россию виновной в нарушениях, в которых обвиняет ее Киев: этот вопрос будет изучаться во время рассмотрения этого дела по сути.

Ожидается, что окончательное решение в суде в Гааге будет объявлено через несколько лет.

Министерство иностранных дел Украины подало иск в Международный суд ООН в Гааге против России еще в январе 2017 года.

Киев обвинил Москву в “совершении актов терроризма и дискриминации в ходе незаконной агрессии против Украины”.

Этот иск стал первым прецедентом, когда суду ООН приходится иметь дело с обвинениями отдельного государства в поддержке терроризма.

Украинскую делегацию в Гааге возглавляет замминистра иностранных дел Украины Елена Зеркаль

В январе 2017 года Украина передала в Международный суд ООН обвинительный протокол, в котором обвинила Россию в совершении террористических актов и нарушении прав человека в Крыму.

Украинские представители заявили, что Москва оказывает поддержку незаконным вооруженным формированиям на востоке Украины и просили суд признать ответственность России “за террористические акты, совершенные в Украине ее ставленниками”.

В украинском иске в этом контексте упоминаются катастрофа рейса МН17 в июле 2014 года, обстрелы мирных жителей в Волновахе, Мариуполе и Краматорске, а также взрывы в Харькове зимой 2015 года.

Кроме того, Украина заявила, что Москва ведет в аннексированном ею Крыму “целенаправленную кампанию культурной зачистки” относительно крымскотатарской и украинской общин.

Киев просил у суда, в частности, обязать Россию:

– немедленно отказаться от любой поддержки “вооруженных групп, совершающих акты терроризма в Украине”;

– принять меры для вывоза всего вооружения, ранее предоставленного этим группам;

– начать уголовное преследование лиц, причастных к “финансированию терроризма”: в этом контексте упоминаются Сергей Шойгу, Владимир Жириновский, Сергей Миронов и Геннадий Зюганов;

– полностью компенсировать убытки, связанные с катастрофой МН17, а также “всеми прочими террористическими актами”, в причастности к которым Киев обвиняет Москву.

В “крымской части” иска речь идет о том, что Россия должна гарантировать полную защиту всех этнических групп в “оккупированном Крыму”: возобновить работу украинских и крымскотатарских СМИ, прекратить безосновательные обыски и аресты крымских татар, расследовать исчезновения активистов и немедленно возобновить права меджлиса крымскотатарского народа, деятельность которого запрещена на территории РФ.

В марте 2017 года на устных слушаниях по этому делу Украина попросила суд незамедлительно ввести внушительный перечень временных ограничительных мер, которые, как утверждают в Киеве, позволили бы должным образом защитить гражданское население.

В апреле того же года суд отверг большую часть просьб украинской стороны, но все же обязал Россию обеспечить права крымских татар, разрешить деятельность меджлиса и обеспечить доступность образования на украинском языке.

Елена зеркаль выложила в “Фейсбук” фотографию решения суда

Россия не выполнила это предписание, а в июне этого года советник главы украинского МИД Тарас Качка заявил Украинской службе Би-би-си, что Москва фактически не предоставляет суду ответов на запросы относительно выполнения предписания.

“Они просто рассказывают, как в Крыму хорошо живется и крымским татарам и вообще”, – сказал он.

В июне 2018 года Украина подала в Международный суд ООН свой меморандум по этому иску.

“Он весит около 90 кг, состоит из 17 500 страниц текста и содержится в 29 томах”, – описывал тогда этот меморандум министр иностранных дел Украины Павел Климкин.

В сентябре прошлого года российская сторона заявила суду об отсутствии у него юрисдикции по иску Украины.

Российские представители указывали, что их визави неверно интерпретируют понятие терроризма в своем исковом заявлении, а доказательств причастности России к событиям, упоминаемым в иске, не существует.

Отдельно в поданном российскими представителями документе подчеркивается, что Украина не предприняла достаточных попыток решить спор с Россией в досудебном порядке.

  • Украина против России: конфликт дошел до высшего суда ООН

Это обстоятельство заставило киевских наблюдателей вспомнить о похожем прецеденте: после российского вторжения в Абхазию и Южную Осетию Грузия подала против нее иск в этот же Международный иск ООН, обвиняя в нарушении Москвой конвенции о запрете расовой дискриминации.

Россия в ответ заявила, что Тбилиси не провел с ней консультации о возможности мирного решения спора, поэтому суд не имеет юрисдикции рассматривать этот иск. Международный суд ООН согласился с этими доводами.

Представители официального Киева, в свою очередь, заявляли, что “сложный, утомительный, неприятный” процесс досудебных консультаций с Москвой длился около двух лет, и повторения грузинского опыта ждать не стоит.

Относительно крымской части украинского иска представители России утверждают, что главной целью Украины является не обсуждение вопросов расовой дискриминации в Крыму, а оспаривание самого статуса полуострова.

Украина не признает аннексии Крыма Россией и продолжает считать полуостров частью своей территории.

Устные дебаты по вопросу юрисдикции суда состоялись в июне этого года и, судя по стенограммам дискуссий, прошли в напряженной атмосфере.

“Недавняя смена руководства Украины наглядно показывает, что украинский народ отверг политику прежней украинской власти, инициировавшей это разбирательство. Мы надеемся, что эта смена будет способствовать диалогу и разрешению разногласий между нашими двумя странами”, – заявил тогда в ходе слушаний представитель российской стороне в суде Дмитрий Лобач.

“Мы шокированы тем, что представитель РФ перед мировым судом комментирует внутренние дела моей страны. Я могу понять, что Россия может быть обескураженной мирной передачей власти и свободными выборами. Меня, в свою очередь, запутывает позиция Росии. В понедельник Россия обвинила нас в “насильственном перевороте”.

Вчера она попыталась использовать против нас наши выборы.

Позвольте мне объяснить сомневающимся: я нахожусь здесь по указанию президента Украины (Зеленского) с четким мандатом защищать интересы Украины и добиваться справедливости для ее народа”, – возразила ему представительница Украины, заместитель министра иностранных дел Украины Елена Зеркаль.

После оглашенного в пятницу решения о рассмотрении иска Международный суд ООН приступит к рассмотрению иска Украины против России по существу. Ожидается, что этот процесс может затянуться на несколько лет.

Вердикт Международного суда ООН является окончательным и не подлежит обжалованию. Однако на деле у суда нет никаких возможностей добиться исполнения принятых им решений, особенно если учесть, что речь идет о государстве – постоянном члене Совета безопасности ООН, имеющем право вето в этом органе.

Еще в самом начале разбирательства в Киеве допускали, что Россия в случае принятия судом невыгодного для себя решения может отказаться от его выполнения. Украинские эксперты напоминали: в 2015 году Владимир Путин подписал закон, в соответствии с которым Конституционный суд РФ может признавать решения международных судов неисполнимыми, если они противоречат Конституции России.

Впрочем, в марте 2017 года пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что Российская Федерация признает будущее судебное решение.

“Российская сторона является участником этого процесса. То есть если бы Россия не признавала решение суда, то, соответственно, она бы не являлась участником этого разбирательства”, – сказал он тогда.

Источник: https://www.bbc.com/russian/news-50351931

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.