Гаагский суд где

Содержание

Вердикт с госактивными последствиями

Гаагский суд где

Что означает для России решение гаагского суда по делу ЮКОСа

Бывшие акционеры ЮКОСа взяли реванш в споре с Россией и теперь могут рассчитывать на компенсацию более чем в $50 млрд, выиграв дело в Апелляционном суде Гааги. Они намерены взыскивать госактивы России на Западе

Сергей Карпухин / Reuters

Апелляционный суд Гааги удовлетворил жалобу бывших акционеров нефтяной компании ЮКОС, требовавших восстановить их право на компенсацию за ее предполагаемую экспроприацию. Это означает, что решение Международного арбитражного трибунала, который в июле 2014 года присудил им рекордную компенсацию на сумму более чем $50 млрд, снова в силе, говорится в пресс-релизе нидерландского суда.

Таким образом, в споре, который длится уже 15 лет, произошел очередной поворот: стороны снова поменялись местами, Россия опять оказалась в положении защищающегося.

Бывшие мажоритарные владельцы ЮКОСа вернутся к попыткам признать в западных странах решение арбитража и будут пытаться взыскать российские суверенные активы в этих странах.

Тем временем Россия собирается юридически нейтрализовать решение о компенсациях бывшим акционерам ЮКОСа — через обжалование в Верховном суде Нидерландов.

Поскольку арбитражный трибунал заседал в Гааге под эгидой Постоянной палаты Третейского суда, дальнейшие оспаривания этого решения Российской Федерацией проходили в национальной судебной системе Нидерландов.

Арбитражное решение 2014 года уже имело статус окончательного и юридически обязывающего, но на практике большинство стран мира отказывается признавать такое решение, если оно отменено по месту арбитражного разбирательства.

10 лет на аресты и взыскание

«Кремль проиграл Гаагу акционерам ЮКОСа. Проиграл именно Кремль, а не Россия», — написал на своей странице в бывший основной владелец ЮКОСа Михаил Ходорковский.

В 2005 году, находясь под арестом, он передал свои доли в крупнейшем акционере нефтяной компании GML Леониду Невзлину, поэтому, по официальным данным, Ходорковский не имеет никакой материальной заинтересованности в судебных вердиктах по делу ЮКОСа.

Невзлин сказал РБК 18 февраля, что бывшие акционеры ЮКОСа намерены возобновить кампанию по аресту российских государственных активов. «Мы теперь намерены заниматься имплементацией этого решения [Апелляционного суда Гааги] в разных странах, где есть активы российского государства, и арестом и изъятием этих активов на сумму уже больше $50 млрд», — заявил Невзлин.

Директор по коммуникациям GML Джонатан Хилл указал, что холдинг «определенно намерен приводить в исполнение арбитражные решения».

Невзлин, проживающий в Израиле (в России он заочно приговорен к пожизненному сроку), отметил, что реальная сумма компенсации, причитающаяся экс-акционерам, может доходить до $55 млрд с учетом процентов, накопившихся с 2014 года.

«$50 млрд (или $55 млрд с учетом процентов и штрафов) — большие деньги, поэтому мы будем использовать все доступные юрисдикции для признания этого решения, чтобы арестовать и взыскать средства и имущество Российской Федерации за рубежом», — сказал он.

Арбитражный трибунал в Гааге в июле 2014 года постановил, что до тех пор, пока Россия не исполнит решение о выплате экс-акционерам суммарной компенсации на $50,086 млрд, на нее должны начисляться сложные проценты по ставке 1,77% годовых (доходность десятилетних казначейских облигаций США по состоянию на начало 2015 года) начиная с 2015 года. С 2015 года по 18 февраля 2020 года суммарный штрафной процент достиг более $4,6 млрд, подсчитал РБК. Таким образом, общая сумма с учетом процентов приближается к $55 млрд.

Бенефициар GML признал, что на территории России нельзя будет исполнить решение гаагского суда, но бывшие акционеры будут добиваться его признания на территории других стран — участниц Энергетической хартии.

Шансы на отмену решения

Сегодняшнее постановление, по сути, окончательное, говорит РБК управляющий партнер московского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper Антон Именнов.

Право Нидерландов допускает лишь незначительное число процедурных оснований для оспаривания в Верховном суде, отмечает он. «При отказе платить мы, видимо, станем свидетелями ареста государственного имущества за рубежом.

Такое уже было в практике в связи с претензиями швейцарской фирмы Noga в 1990-е», — прогнозирует Именнов.

Гендиректор Международного центра правовой защиты (координирует защиту России в международных делах по ЮКОСу) Андрей Кондаков признал, что экс-акционеры ЮКОСа могут автоматически возобновить процессы признания и исполнения решения гаагского арбитража в нескольких западных странах. «Процессы в Америке и Великобритании приостановлены, и, с их точки зрения, было бы логично попытаться эти процессы восстановить», — сказал он РБК.

«Будут ли они что-то делать в других странах, мне трудно сказать.

С большой долей вероятности, соответствующие процессы о признании этого решения в Штатах и Великобритании (а там нужно сначала признать решение, прежде чем что-то пытаться взыскать) будут возобновлены», — подтвердил Кондаков.

Однако он считает, что у России есть шансы успешно оспорить решение Апелляционного суда Гааги в Верховном суде Нидерландов: последний может отменить вердикт, если обнаружит, в частности, «нарушение и неправильное применение норм материального и процессуального права».

Доводы России не встретили понимания в суде

По мнению Кондакова, Апелляционный суд допустил серьезные ошибки, и главная из них — он не учел, что Россия никогда не давала ясного и недвусмысленного согласия на арбитраж.

Фундаментальный спор заключался в том, распространялась ли юрисдикция многостороннего Договора к Энергетической хартии на спор с инвесторами ЮКОСа. Дело в том, что Россия подписала этот договор в 1994 году, но не ратифицировала.

На суде российская защита утверждала, что договор применялся временно только в отношении тех его положений, которые не противоречат российскому законодательству.

Статья 26 этого договора гласит, что споры в области публичного права (такие как спор с бывшими акционерами ЮКОСа) не могут быть переданы в международный арбитраж — они подлежат рассмотрению в российских судах. Но Апелляционный суд Гааги посчитал, что во временном применении Договора к Энергетической хартии Россией не было конфликта с российским правом.

Апелляционный суд также отклонил другие аргументы России, такие как доктрина «чистых/нечистых рук» (Договор к Энергетической хартии защищает только добросовестных инвесторов, а бывшие владельцы ЮКОСа получили компанию незаконно, через мошеннические приватизационные аукционы, считает Россия) и довод о фиктивных иностранных инвесторах (договор защищает иностранных инвесторов, но структуры, которые владели акциями ЮКОСа, были офшорными «пустышками», а на деле компанию всегда контролировали российские «олигархи»). «Апелляционный суд Гааги проигнорировал тот факт, что бывшие акционеры ЮКОСа не являлись добросовестными инвесторами. Контроль над активами этой компании был получен ими с помощью целого ряда незаконных действий, включая сговор и подкуп должностных лиц», — говорится в сообщении пресс-службы Минюста России.

Юристы ведомства подчеркивают, что это решение не соответствует позиции Европейского суда по правам человека, который еще в сентябре 2011 года при рассмотрении иска ЮКОСа отказал в признании нарушения ст.

18 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и полностью отверг обвинения в адрес России в «политической мотивации» и «репрессивном характере» преследования компании ЮКОС, а также о якобы имевшей место дискриминации в отношении нее со стороны российских властей.

«Естественно, Россия имеет право на обжалование этого решения в Верховном суде Нидерландов», — признает Невзлин. Но он выразил сомнение, что Верховный суд королевства может отменить решение апелляционной инстанции, которая «реально занималась процессом». «Более глубокого изучения материалов уже не предвидится», — заключил бизнесмен.

У России есть три месяца на то, чтобы оспорить решение Апелляционного суда Гааги в Верховном суде. По статистике в среднем разбирательство в Верховном суде Нидерландов длится полтора года, но ввиду сложности и уникальности дела ЮКОСа в данном случае процесс может занять больше среднего времени, считает Кондаков.

«Апелляционный суд признал, что Энергетическая хартия стала обязательным договором для Российской Федерации. Полагаю, что Верховный суд Нидерландов оставит в силе решение Апелляционного суда, поскольку вмешательство государственного суда в юрисдикцию международного арбитража недопустимо», — считает адвокат Forward Legal Станислав Бородаев.

Кампания по поиску имущества России на Западе

В 2015 году GML уже пыталась арестовать российские государственные активы для исполнения решения арбитражного трибунала в Гааге.

Дальше всего она продвинулась во Франции, где сумела временно наложить аресты на активы России и ее госструктур на сумму €1 млрд.

Однако затем бывшие акционеры ЮКОСа свернули или приостановили все процессы после решения Окружного суда Гааги 2016 года. В частности, были приостановлены соответствующие процессы по ходатайствам GML в Великобритании и США.

Американский суд отложил рассмотрение дела до вынесения решения по апелляции бывших акционеров ЮКОСа в Гааге и теперь сможет возобновить слушания.

На фоне попыток бывших акционеров ЮКОСа арестовать суверенные активы российские чиновники разработали стратегию по защите госсобственности от таких притязаний. Например, в некоторых случаях на зарубежное имущество России целенаправленно ставились дипломатические пломбы, чтобы защитить ее дипломатическим иммунитетом.

Во Франции и Бельгии местные депутаты приняли «законы имени ЮКОСа», которые существенно затрудняют аресты суверенных активов. Сведения о зарубежном имуществе России были засекречены Росимуществом. На фоне западных санкций, которые вводятся против России после присоединения Крыма в 2014 году, была дополнительно усилена защита российских госактивов.

Частным сторонам обратить взыскание на суверенные активы трудно, поскольку в большинстве юрисдикций подобные меры против других государств невозможны, за исключением взыскания активов, используемых в коммерческих целях.

Поэтому бывшим акционерам ЮКОСа придется в каждом случае потенциального взыскания доказывать, что актив используется «в коммерческих целях», что затруднительно.

Российская защита в свое время указывала, что компенсация на $50 млрд является «существенным условным обязательством» России, которое ограничивает суверенный кредитный рейтинг и потенциально делает международные заимствования России более дорогими.

Экс-акционеры ЮКОСа на это заявляли, что компенсация нужна им в том числе для того, чтобы выполнить обязательства перед бывшими российскими акционерами ЮКОСа и перед российскими пенсионерами, в 1990-х годах находившимися в системе пенсионного фонда ЮКОСа.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2020/02/19/5e4c12c39a7947cf30d6dfb8

Гаагский суд по правам человека

Гаагский суд где

Другими пятью главными органами Организации Объединенных Наций являются Генеральная Ассамблея, Совет Безопасности, Экономический и Социальный Совет, Совет по Опеке и Секретариат. Суд состоит из 15 судей, и его обслуживает Секретариат, его административный орган.

В какой стране находится гаагский суд по правам человека? как самостоятельно подать жалобу в еспч

Важно, чтобы ваше обращение было принято, его должны признать приемлемым. Для этого необходимо полностью исчерпать все средства защиты своих прав внутри собственного государства. Применимо для Российской Федерации, обращаться в ЕСПЧ имеет смысл только после того, как отрицательные решения получены в первой, апелляционной и кассационной инстанциях.

Однако, учитывая опыт, мы настоятельно рекомендуем Вам не совершать ошибок, допущенных тысячами россиян, начитавшихся различных неквалифицированных материалов в интернете и книгах и получивших отказы в принятии жалоб из-за своей некомпетентности, несоблюдения формы или процедуры и лишившихся защиты.

Адрес, факс, телефон и официальный сайт ЕСПЧ

Обратите внимание, что официальными языками Европейского Суда по правам человека являются английский и французский. Если Вы хотите поговорить с оператором, будьте готовы к использованию одного из этих языков (оператор может переключить Вас на русскоязычного юриста, если поймет, что Вам это нужно).

Как подать жалобу в Европейский суд по правам человека

Предварительное обращение надо направить, если есть риск пропустить шестимесячный срок. Датой представления жалобы будет считаться дата направления вами первоначального обращения — хотя может пройти около 2 месяцев, пока Секретариат направит вам подтверждение о получении обращения.

Рекомендуем прочесть:  Повысят Ли Выплаты Чернобыльцам В 2020 В Казахстане

Как самостоятельно подать жалобу в ЕСПЧ

Автор старается описать процедуру подачи жалобы, давая советы, стремится к лаконичности, чтобы сделать повествование максимально понятным и точным.

В то же время по тексту будут ссылки, которые дадут пользователю более полную информацию по отдельным вопросам.

В данных рекомендациях достаточно подробно описывается процесс подачи жалобы в Европейский суд, включая заполнение формуляра жалобы, подаваемой в ЕСПЧ.

Международный суд по правам человека

Правовой статус суда полностью зависим от нормативных документов Организации Объединённых Наций. Как правило, ее члены по совместительству являются членами международного суда.

Учреждён этот орган на основе статуса Организации. В своей деятельности суд ООН пользуется значительным количеством источников международного права.

Согласно статье 38 его Статута, для решения определённых правовых споров применяются следующие правовые источники:

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ)

Европейский Суд призван обеспечивать неукоснительное соблюдение и исполнение норм Конвенции ее государствами-участниками.

Он осуществляет эту задачу путем рассмотрения и разрешения конкретных дел, принятых им к производству на основе индивидуальных жалоб, поданных физическим лицом, группой лиц или неправительственной организацией.

Возможна также подача жалобы на нарушение Конвенции государством — членом Совета Европы со стороны другого государства-члена.

Как подать жалобу в Европейский суд: подробная инструкция

В том же году глава Конституционного суда Валерий Зорькин высказал похожую позицию и заявил, что ЕСПЧ руководствуется исключительно Конвенцией и не берет в расчет конституции других стран, и России не обязательно исполнять те решения, которые идут в разрез с Конституцией РФ.

Европейский суд по правам человека в Страсбурге

Число судей соответствует числу государств, подписавших Конвенцию.

Судьи от каждого из государств-участников избираются Парламентской Ассамблеей Совета Европы /ПАСЕ/ большинством поданных за них из списка, включающего трех кандидатов, представляемых данным государством.

Судьи избираются сроком на шесть лет /с возможностью переизбрания/, срок их полномочий истекает по достижении ими 70-летнего возраста. Судьи пользуются полной независимостью при исполнении своих обязанностей и не представляют интересы государства, его выдвинувшего.

Европейский суд по правам человека

Российская пресса время от времени сообщает о фактах, когда адвокат обращает внимание на состояние здоровья подзащитного, содержащегося в следственном изоляторе, отмечая, что оно серьезно ухудшилось.

Адвокаты сообщают прессе, например, о недавно перенесенном инфаркте миокарда, или инсульте их подзащитных, находящихся в СИЗО. При этом, максимум, чего они обычно добиваются, это помещение подзащитного в тюремную больницу.

Иногда адвокаты в таких случаях делают заявления о том, что расценивают содержание своего подзащитного под арестом в следственном изоляторе не иначе как пытку.

Европейский Суд по правам человека

За всю многолетнюю практику Европейского суда не было зафиксировано ни одного случая неисполнения решений Суда государствами-членами Совета Европы.

Иное, согласно Уставу Совета Европы, может привести к приостановлению членства государства и, в конце концов, в соответствии с решением Комитета министров, — исключению государства из состава Совета Европы.

В случае, если государство констатирует, что без изменения законодательства или судебной практики рассмотренная Европейским судом ситуация может повториться, оно, как правило, осуществляет необходимые новации.

Могу ли я обратиться в Гаагский Суд за помощью

Вынесли решение по гражданскому делу (залила квартиру соседей из -за разрыва батареи на кухне)не в мою пользу. Можно ли мне обратиться в Гаагский Суд за помощью, т.к. не согласна с решением Рязанского Областного Суда? В какой суд можно обратиться еще? Подскажите пожалуйста

Обращение в международный Суд по правам человека

Восстановить пропущенный срок Суд не вправе ни по каким основаниям. Датой подачи жалобы будет считаться дата поступления от заявителя первого письменного обращения. Необходимо уточнить¸ что Суд не рассматривает анонимные жалобы и заявления неправового характера. Чтобы Суд рассмотрел жалобы соответствующих статей Конвенции по защите прав человека необходимо иметь следующие документы:

Как Гаагский суд поможет наказать Путина

Юрист также объяснила, что Украине не стоит бояться ратифицировать Статут из-за опасений, что Россия сразу же воспользуется этим, чтобы «подать иск на украинских военных», как заявляют некоторые политики и общественные деятели.

Во-первых, в МУС нельзя подать никакие иски, заинтересованные стороны могут посылать в суд информацию, но только сам суд решает, принимать ее во внимание или нет, и всегда проводит ее проверку.

Во-вторых, МУС только «дополняет» национальную правовую систему и не ставит своей целью привлечение к ответственности всех участников того или иного конфликта.

Если суд видит, что страна способна привлечь к ответственности своих граждан, которые совершали какие-то преступления, то он себя навязывать не будет. МУС занимается персонами, которые по ряду причин для страны недоступны.

Источник: https://russianjurist.ru/nasledstvo/gaagskij-sud-po-pravam-cheloveka

Россия — Гаагский суд: сказав «А», скажи и «Б» – Свободная Пресса

Гаагский суд где

Несколько событий рассмотрим в их взаимосвязи. Или во взаимном противоречии.

Первое. Президент России заявил, что мы не признаем решение Гаагского третейского суда, так как оно было принято на основании Договора к Энергетической хартии, не ратифицированного нашим Парламентом. Многие прокомментировали эти слова сразу.

Я предпочел выждать. Но чего здесь ждать? Продолжения, дальнейшего логичного развития. С моей точки зрения, это заявление, скажем мягко, несколько «подвисло».

Но беда в том, что естественная логика требует далее такого действия, которое для нашего Президента явно неприемлемо.

Парадокс в том, что автор этих строк, никоим образом не являясь защитником и охранителем нынешнего российского режима, но понимая, в какие ножницы наша власть зажала сама себя, и исходя из необходимости не спасти этот режим, но решить в пользу страны принципиально важный, масштабный и прецедентный вопрос, предлагал вариант, который не загонял бы нашу власть в нынешний тупик. Почему же не воспользовались?

То есть, если это все просто игра нашей власти в поддавки, чтобы, в конце концов, выплатить бандитам и скупщикам краденного (это, к сожалению, еще не приговор суда, а лишь моя качественная оценка так называемых «акционеров ЮКОСа») более 50 млрд.

долларов из бюджета России (а я публично неоднократно высказывал эту версию), то несколько слабовато и даже жалко выглядит нынешнее заявление.

Мол, не признаем, не признаем — а потом признаем и заплатим? Или не признаем, не признаем, но безропотно позволим продать с торгов арестовываемое по всему миру российское имущество…

Если же это не игра в поддавки (на что надежда мала, но надеяться хотелось бы), то почему не воспользовались еще год назад предложенным мною вариантом? Но подробнее об этом ниже — к этому еще вернемся.

Событие второе. Генеральная прокуратура России признала анти-конституционным решение о передаче Крыма Украине шесть десятилетий назад. Чем интересно это решение? Кому чем.

Мне же, прежде всего, оно интересно в связи с заявлением Президента, на которое я выше обратил внимание: чем в этих условиях занята Генпрокуратура (правда, не сама, а по запросу лидера одной из думских фракций)? Тем, что не имеет сейчас абсолютно никакого реального значения и никакой судебной перспективы — на что, кстати, обращает внимание и сама Генпрокуратура: в суды по этому вопросу — об обстоятельствах передачи Крыма Украине шесть десятилетий назад — по совокупности причин обращаться бессмысленно. И это — вместо того, что судебную перспективу имело бы (в правовом государстве) и плюс жизненно необходимо. Но что наша Генпрокуратура реально (в силу неформальных механизмов зависимости и подчинения) могла бы сделать исключительно по поручению Президента. Будь у нее такое поручение. Но такого поручения нет.

И событие третье. В Москве тут судили директора одной из школ, вроде как, заплатившего штраф в 28 тысяч рублей за какие-то нарушения при ремонте школы (сделанном еще его предшественником) не из своего личного кармана, а из бюджета школы.

Чем дело закончилось, уж простите, не отследил, но, по сообщениям СМИ, гособвинитель запросил для него 3 года колонии. И, обратите внимание, за что: за превышение должностных полномочий, нанесшее государству ущерб в эти самые 28 тысяч рублей.

Итак, если за «превышение», нанесшее ущерб государству в 28 тыс. рублей — 3 года, то сколько (будь Президентом дано соответствующее поручение следователям) должно было бы быть запрошено за незаконные действия, ведущие к ущербу государству более чем в 50 млрд. долларов?

Возвращаемся «к нашим баранам».

Президент сказал «А» — что мы не признаем решение Гаагского третейского суда. Но не сказал «Б» — кто именно эти «мы»? И с какого момента мы это не признаем?

Стоит ли пояснять, что невозможно одному и тому же субъекту признавать юрисдикцию какого-либо суда, но не признавать его решение? Нельзя сначала добровольно (!) согласиться на третейский суд, принять участие в отборе судей (!), участвовать в судебных заседаниях, а затем просто не признавать его решение?

А что можно?

Можно все это же, но только если это разные субъекты. Причем, разные не как просто сменяющие друг друга на какой-либо должности физические лица, но разные с государственно-правовой и международно-правовой точки зрения, разные институционально.

Например, если глава государства заявляет, что «мы не признаем», то подразумевается, что он — глава государства — и никогда не признавал.

А кто же тогда признавал? Кто дал согласие на рассмотрение дела в Гаагском третейском суде, а затем принял участие в отборе судей и в самом судебном процессе? Надо понимать, правительство — исполнительная власть. Отдельно от главы государства. Может быть, даже втайне от него.

Вы в это верите?

А неважно.

То есть, морально, для нашей с вами оценки конкретного деятеля, например, на следующих выборах Президента — крайне важно.

Но с международно-правовой точки зрения — для решения вопроса платить или не платить — неважно совершенно.

Важно, что это — разные субъекты действия.

И теоретически можно допустить, что кто-то в исполнительной власти самовольно, без ведома Президента, превысил должностные полномочия (примерно как выше упомянутый директор школы, но только с несопоставимо более масштабными последствиями и ущербом для государства), вышел за рамки компетенции исполнительной власти и самовольно подвел Россию под юрисдикцию внешнего суда по не ратифицированному нашим Парламентом международному соглашению.

И тогда какой следующий шаг требуется от Президента? Какое «Б» должно последовать за уже оглашенным «А»? Единственно возможное — требование к Следственному комитету и Генпрокуратуре о расследовании обстоятельств превышения должностных полномочий лицами, нанесшими государству столь фантастический ущерб, и привлечения виновных к уголовной ответственности.

Обратите внимание: я еще не о наказании виновных, но хотя бы о публичном поручении Президента, о его необходимом в сложившейся ситуации (после его же заявления о непризнании решения Гаагского третейского суда) еще только требовании расследования и привлечения виновных к ответственности.

Ибо если этого нет, если Президент не заявляет о превышении руководителями исполнительной власти своих должностных полномочий, то как тогда трактовать «непризнание» им теперь решения Гаагского третейского суда? Получается, что, мол, это я — глава государства — вчера признавал, а сегодня не признаю?

Почему же вслед за «А» не говорится совершенно и безусловно необходимое в этой ситуации «Б»?

Кто-то сочтет, что дело в том, что в нашей системе власти все равно никто не поверит, что все это (столь масштабное и пагубное для страны превышение должностных полномочий) делалось втайне от главы государства, да и назначенные виновными в превышении должностных полномочий лица в суде заявят, что действовали не самостоятельно, а с согласия или даже вообще по поручению Президента. Что ж, возможно, хотя мы понимаем, что возможны и «сделки со следствием» и тому подобные приемы, позволяющие защитить нынешнего Президента как физическое лицо от публичных обвинений. А в международном праве и вообще неважно, кто там кому верит и каковы у кого-либо неформальные механизмы принятия решений — важна лишь формализованная субъектность.

Но есть одно более важное обстоятельство, о котором мы вынуждены вспомнить. А именно: ведь «рокировочка» у нас была.

Нынешний Президент, как известно, после двух своих первых сроков и перед нынешним третьим отработал один период главой Правительства — той самой исполнительной власти, которая в этот период с явным превышением полномочий соответствующих высших должностных лиц… участвовала от имени России в судебном процессе в Гаагском третейском суде. И получается: не дать ли нынешнему Президенту поручение Генпрокуратуре объективно и непредвзято расследовать его же (нынешнего Президента) действия в период осуществления им руководства Правительством…

А как иначе?

Напомню еще одно событие: депутаты двух палат Парламента тут спорили, кому их них обратиться в Конституционный суд за разрешением на перенос выборов в Думу в 2016-м году с декабря на сентябрь. Нас это событие интересует здесь исключительно с одной точки зрения: значит, еще помнят, что существует такая высшая инстанция — Конституционный суд.

Так и как же решать проблему иначе (если, конечно, заниматься решением, а не имитацией)?

Вариант предлагался мною еще год назад. См., в частности, мои статьи по этой теме: «Почему мы все в долгу у скупщиков краденого?»; «Как противостоять игре в поддавки со скупщиками краденого?»; «Афера века с бесконечным продолжением» .

И дополнительно: «Вселенский плач по акционерам ЮКОСа», Интернет-газета «Столетие», 08.03.10, — статья еще пятилетней давности, когда суд еще не был проигран, а также когда нынешний Президент как раз был главой исполнительной власти.

То есть, мог (и был должен) не только на словах «не признавать», но и отказаться от антиконституционного участия во внешнем для страны суде по не ратифицированному нашим Парламентом соглашению.

И последняя моя статья на эту тему «Держава-победитель… под арестом?» .

Так и что же нужно было своевременно (но и сейчас еще не поздно) делать?

Не «решительное» заявление главы государства, которое, при внимательном рассмотрении, оказывается слишком похоже на нечто вроде «Я передумал!».

И которое, в условиях непривлечения к суду ответственных за превышение должностных полномочий, ставит страну в неприличное положение перед и вполне дружественно или нейтрально настроенной к нам частью мира: как с таким государством, в котором могут запросто взять и передумать, вообще о чем-либо договариваться? То есть, впору будет говорить о подыгрывании нашей властью уже не только конкретным бандитам и скупщикам краденного (мое качественное определение акционеров «ЮКОСа»), но и нашим куда более масштабным противникам, заинтересованным в изоляции страны на международной арене…

Нет, напротив, для решения вопроса в интересах страны Президент формально вправе остаться даже и при своем прежнем мнении — что мы признаем Гаагский третейский суд.

Но вышестоящая инстанция — Конституционный суд — должен признать все действия по подведению России под внешнюю юрисдикцию по не ратифицированному нашим Парламентом международному соглашению неконституционными и не влекущими за собой каких-либо обязательств со стороны России.

Правда, в нашей неформальной системе власти для такого жизненно необходимого (и решающего проблему с международно-правовой точки зрения) действия нашему Конституционному суду, подозреваю, тоже требуется неформальное поручение Президента. Но, судя по всему, такого неформального поручения нет…

А есть ли тогда кто-то и что-то еще выше — выше и Конституционного суда?

В некоторых странах самые сущностные вопросы выносят на референдумы — в Швейцарии, в Исландии, вот теперь в Греции. Но это не про нас. У нас право народа на референдум ниже даже Мосгордумы.

Только что в Москве гражданам и их представителям (фракции КПРФ) запретили вынести на референдум даже вопрос о нынешних «реформах» (точнее — об уничтожении) здравоохранения и образования.

А вот о памятнике Дзержинскому (от чего, что называется, «при съемках ни один олигарх не пострадает») — это пожалуйста. Милостиво разрешили…

Источник: https://svpressa.ru/politic/article/126216/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.