Доказывание состоит в собирании

Собирание доказательств

Доказывание состоит в собирании

Собирание доказательств осуществляется в процессе разрешения заявлений и сообщений о преступлении, ускоренного производства, дознания, предварительного следствия, судебного разбирательства путем проведения допросов, очных ставок, предъявления для опознания, выемки, обысков, осмотров, следственных экспериментов; производства экспертиз и других процессуальных действий. Кроме того, доказательства могут быть представлены государственным обвинителем, частным обвинителем, подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, представителем, а также любыми физическими и юридическими лицами.

Собирание доказательств — понятие комплексное. Оно включает их обнаружение (розыск, поиск), получение, фиксацию, изъятие и сохранение доказательств.

Обнаружение доказательств — их поиск, выявление, обращение внимания на те или иные фактические данные, которые могут приобрести доказательственное значение. Это начальная и необходимая стадия их собирания. Собрать можно только то, что обнаружено, стало известным субъекту доказывания.

На данной стадии собирания доказательств субъект доказывания фактически имеет дело не с доказательством, а с фактическими данными, которые по его предположению еще только могут стать доказательствами, т.е.

, с отпечатками события, еще не имеющими процессуального статуса доказательств. Именно поэтому обнаружение таких фактических данных требует их оценки как будущих доказательств.

Причем эта оценка носит сугубо предварительный характер, ибо о доказательственном значении обнаруженных данных можно судить лишь после их исследования.

Фиксация доказательств — это система действий по запечатлению в установленных законом формах фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, а также условий, средств и способов их обнаружения и закрепления. Из этого следует, что:

  1. фиксация доказательств — физическая деятельность, система действий, а не чисто мыслительная процедура запоминания каких-то фактов, явлений, процессов;
  2. объектом фиксации выступают не всякие фактические данные, а лишь те, «на основе которых в определенном законом порядке органы дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела»;
  3. эта деятельность направлена на запечатление объекта фиксации в определенных (процессуальных) формах. Следовательно, не всякая, пусть даже материальная, форма запечатления удовлетворяет требованиям фиксации доказательств, отвечает этому понятию, а только установленная процессуальным законом;
  4. в понятие фиксации входит не только запечатление фактических данных, но и действий по их обнаружению, ибо допустимость доказательств зависит от допустимости их источников, средств и способов их обнаружения, как тех, так и других. Для суждения же об их допустимости необходима соответствующая информация, запечатление которой и осуществляется при фиксации доказательств;
  5. поскольку фиксация доказательств есть облечение фактических данных в соответствующую процессуальную форму, необходимо запечатлеть информацию о процессе фиксации (об условиях, применявшихся средствах и способах фиксации), без чего невозможно достаточно полно и объективно оценить результаты фиксации, т.е., решить вопрос о полноте и адекватности отражения.

Из сказанного можно заключить, что объектами запечатления при фиксации доказательств являются:

  • сами фактические данные;
  • действия по их обнаружению и фиксации;
  • условия их обнаружения и фиксации;
  • средства и способы обнаружения и фиксации фактических данных и остальных объектов запечатления.

Изъятие доказательств преследует цель обеспечить возможность их использования для доказывания, приобщения их к делу и служит средством их сохранения для следствия и суда.

В тех случаях, когда речь идет о вещественных доказательствах, изъятие которых в натуре по каким-либо причинам нецелесообразно или невозможно, в качестве средств изъятия выступают некоторые формы и способы фиксации.

Доказательство при этом не изменяется, а изымаются, переносятся, переходят на новый объект его доказательственные свойства. Новый объект, носитель этих свойств, является производным вещественным доказательством.

При оставлении объектов, имеющих доказательственное значение, по тем или иным причинам (громоздкие размеры, значительный вес) на месте их обнаружения принимаются специальные меры по их сохранности (фотографирование во избежание подмены, детальное описание, сдача под сохранную расписку).

Получение доказательств. Для некоторых участников процесса закон предусматривает возможность представления доказательств.

Этим правом в соответствии с УПК РФ наделены подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.

Кроме того, доказательства могут быть представлены любыми гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями.

Сохранение доказательств заключается в принятии мер по сохранности доказательств либо их доказательственных свойств, преследует цель обеспечить возможность использования их в любой момент доказывания.

Меры по сохранению доказательств могут носить процессуальный характер (например, приобщение к материалам дела), но могут быть и технике-криминалистическими (консервация объектов, имеющих доказательственное значение, покрытие их защитными пленками).

Условия собирания доказательств. Собирание осуществляется при соблюдении ряда условий, процессуальных и криминалистических.

Первое условие — заключается в безусловном соблюдении при собирании доказательств требований законности. Практически это означает:

  • использование только тех способов собирания доказательств, которые предусмотрены законом;
  • использование законных способов собирания доказательств только в рамках такой их процессуальной процедуры, которая установлена законом;
  • собирание доказательств только уполномоченным на то законом лицом;
  • объективность, беспристрастность в собирании доказательств.

Второе условие — обеспечение полноты собранного по делу доказательственного материала. Все процессуальные действия по собиранию доказательств должны проводиться качественно, тщательно; ни одно из доказательств, существенных для дела, не должно оказаться вне поля зрения субъектов доказывания.

Третье условие — своевременность действий по их собиранию. Своевременность собирания доказательств заключается в правильном выборе момента проведения того или иного следственного действия по собиранию доказательств.

Если это действие по своему характеру является неотложным, то оно и должно проводиться немедленно, как только в нем возникла необходимость; если момент проведения такого действия определяется какими-либо тактическими соображениями; то это также должно учитываться следователем или судом.

Четвертое условие — заключается в соблюдении необходимых гарантий достоверности сведений о получаемых фактических данных.

Это условие обеспечивается: во-первых, выбором достоверных источников доказательственной информации; во-вторых, соблюдением тех тактических условий и приемов проведения следственных действий, которые создают предпосылки для получения достоверных результатов; в-третьих, применением таких технических средств, которые позволяют полно выявить, точно зафиксировать и надежно сохранить доказательства.

Друзья, а что Вы думаете про собирание доказательств

Источник: https://law-raa.ru/sobiranie-dokazatelstv.html

Статья 85. Доказывание

Доказывание состоит в собирании

Статья 85. Доказывание

Доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 71П17Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейский Суд констатировал, что при рассмотрении уголовного дела в отношении осужденного в суде Российской Федерации имело место нарушение пункта 2 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Однако в данном случае установленное Европейским Судом нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод не может служить основанием для отмены или изменения приговора суда, вынесенного по уголовному делу в отношении осужденного.

Суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, на основе доказательств, каждое из которых подлежит проверке и оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в их совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела (ст. ст. 74, 85, 87, 88 УПК РФ).

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 912-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мирошина Ильи Сергеевича на нарушение его конституционных прав статьями 88 и 193 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

[attention type=green]
Приведенные нормы не содержат положений, освобождающих следователя и суд от выполнения всего комплекса предусмотренных уголовно-процессуальным законом, в частности статьями 7, 11, 14, 16 и 19 УПК Российской Федерации, мер по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве.
[/attention]

Не предусматривают они и каких-либо изъятий, изменяющих установленный данным Кодексом порядок доказывания по уголовным делам, собирания, проверки и оценки доказательств (статьи 17, 74, 75 и 85 – 88), в том числе не лишают суд и участников уголовного судопроизводства, выступающих на стороне обвинения или защиты и обладающих в состязательном процессе равными правами, возможности проведения проверки получаемого указанным способом доказательства, в частности путем постановки перед свидетелем или потерпевшим вопросов, заявления ходатайств о проведении процессуальных действий, представления доказательств, опровергающих или ставящих под сомнение достоверность этого доказательства (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2005 года N 240-О, от 29 сентября 2011 года N 1285-О-О, от 29 сентября 2015 года N 1862-О и от 19 ноября 2015 года N 2640-О).

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.

2017 N 560-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дреева Романа Михайловича на нарушение его конституционных прав положениями статей 8, 14 и части первой статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, статей 29, 73 – 75, 85 – 88 и 196 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также пункта 13 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 года N 522″

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Р.М.

Дреев, осужденный к лишению свободы, оспаривает конституционность положений статей 8 “Основание уголовной ответственности”, 14 “Понятие преступления” и части первой статьи 111 “Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью” УК Российской Федерации, статей 29 “Полномочия суда”, 73 “Обстоятельства, подлежащие доказыванию”, 74 “Доказательства”, 75 “Недопустимые доказательства”, 85 “Доказывание”, 86 “Собирание доказательств”, 87 “Проверка доказательств”, 88 “Правила оценки доказательств” и 196 “Обязательное назначение судебной экспертизы” УПК Российской Федерации, а также пункта 13 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 года N 522, который устанавливает правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека и выразившегося в неизгладимом обезображивании его лица.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.

2017 N 510-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мартыненко Тараса Викторовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 73, статьей 85, частью первой статьи 86 и частью первой статьи 88 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Т.В.

Мартыненко, осужденный за совершение преступления, просит признать не соответствующими статьям 2, 18, 19, 49 и 123 Конституции Российской Федерации часть первую статьи 73 “Обстоятельства, подлежащие доказыванию”, статью 85 “Доказывание”, часть первую статьи 86 “Собирание доказательств” и часть первую статьи 88 “Правила оценки доказательств” УПК Российской Федерации.

По утверждению заявителя, данные взаимосвязанные законоположения не обязывают дознавателя, следователя, прокурора и суд собирать, проверять и оценивать доказательства невиновности обвиняемого, позволяя вынести обвинительный приговор без установления времени и мотива совершения преступления.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2017 N 254-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ахмедова Башира Абдурашидовича на нарушение его конституционных прав статьями 75, 87, 88 и 193 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

[attention type=green]
Приведенные нормы не содержат положений, освобождающих следователя и суд от выполнения всего комплекса предусмотренных уголовно-процессуальным законом, в частности статьями 7, 11, 14, 16 и 19 УПК Российской Федерации, мер по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве.
[/attention]

Не предусматривают они и каких-либо изъятий, изменяющих установленный данным Кодексом порядок доказывания по уголовным делам, собирания, проверки и оценки доказательств (статьи 17, 74, 75 и 85 – 88), в том числе не лишают суд и участников уголовного судопроизводства, выступающих на стороне обвинения или защиты и обладающих в состязательном процессе равными правами, возможности проведения проверки получаемого указанным способом доказательства, в частности путем постановки перед свидетелем или потерпевшим вопросов, заявления ходатайств о проведении процессуальных действий, представления доказательств, опровергающих или ставящих под сомнение достоверность этого доказательства (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2005 года N 240-О, от 29 сентября 2011 года N 1285-О-О, от 29 сентября 2015 года N 1862-О и от 19 ноября 2015 года N 2640-О).

Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.

2016 N 2156-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Пеункова Алексея Владимировича на нарушение его конституционных прав статьей 276, частями второй и пятой статьи 278 и статьей 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Вместе с тем само по себе непредупреждение такого лица при его допросе в рамках производства по основному уголовному делу об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний не предопределяет оценку данных им показаний как недопустимых доказательств.

Не имеют такие показания и заранее установленной силы, а, напротив, подлежат проверке и оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности по всем правилам уголовно-процессуального закона (статьи 17, 73, 74, 85 – 88 и 299 УПК Российской Федерации).

Причем процедура допроса лиц, уголовные дела по обвинению которых были выделены в отдельное производство и в отношении которых по результатам состоявшегося судебного разбирательства был вынесен вступивший в законную силу обвинительный приговор, а равно оглашение ранее данных ими показаний должны обеспечивать право обвиняемого на эффективную судебную защиту, включая право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также право не свидетельствовать против самого себя (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2008 года N 458-О-О, от 23 декабря 2014 года N 2951-О, от 16 июля 2015 года N 1798-О и от 14 января 2016 года N 96-О).

Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.

2016 N 1943-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Иванова Александра Павловича на нарушение его конституционных прав положениями статей 46, 47, 53, 74, 75, 86 и 89 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 6 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”, а также статей 11 и 12 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”

В этой связи Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, определяя в качестве назначения уголовного судопроизводства в том числе защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (пункт 2 части первой статьи 6), возлагает бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, на сторону обвинения (часть вторая статьи 14), осуществление собирания доказательств в ходе уголовного судопроизводства – на дознавателя, следователя, прокурора и суд путем производства ими следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных этим Кодексом (статья 85 и часть первая статьи 86).

Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.

2016 N 1949-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Медведева Андрея Александровича на нарушение его конституционных прав статьями 48, 49 и 53 Федерального закона “О наркотических средствах и психотропных веществах”

Пункт 3 статьи 48 Федерального закона “О наркотических средствах и психотропных веществах”, закрепляющий право должностных лиц органов внутренних дел, таможенных органов, органов федеральной службы безопасности при осуществлении контроля за хранением, перевозкой или пересылкой наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров производить досмотр граждан, почтовых и багажных отправлений, транспортных средств и перевозимых грузов лишь при наличии достаточных оснований полагать, что осуществляются незаконные хранение, перевозка или пересылка наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, не регламентирует порядок проведения досмотра, который определяется Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (статьи 27.1, 27.7, 27.9 и 27.10). Статьи 49 и 53 данного Федерального закона также не регулируют отношения, связанные с производством досмотра, и не определяют порядок собирания, проверки и оценки доказательств, установленный Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (статьи 85 – 88).

Определение Конституционного Суда РФ от 19.07.2016 N 1671-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Борисенко Николая Николаевича на нарушение его конституционных прав частью седьмой статьи 5 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”

Конкретизируя эти конституционные положения, Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”, в свою очередь, предусматривает, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения; это, однако, не предопределяет необходимость вынесения специального судебного решения на хранение фонограмм, полученных в результате прослушивания телефонных и иных переговоров, которые хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами; в случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются в соответствии с данным Федеральным законом, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств; дальнейший порядок их использования определяется уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации (части вторая, четвертая и пятая статьи 8). При этом порядок доказывания по уголовным делам, включая процедуру получения, хранения, проверки и оценки доказательств, а также использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности, устанавливается Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (статьи 74, 75, 82 и 85 – 89).

Источник: https://legalacts.ru/kodeks/UPK-RF/chast-1/razdel-iii/glava-11/statja-85/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.