Доказательственная база по уголовному делу

Доказательства в уголовном процессе

Доказательственная база по уголовному делу

Чтобы защитить свои права или отстоять невиновность, необходимо располагать доказательствами в уголовном процессе.

На 2020 год их существует большое количество: аудиозаписи, видеосъемки и пр.

Разнообразие улик позволит судье вынести верное решение без ущемления прав сторон.

Понятие «доказательство» в уголовном процессе. Виды доказательств

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ, под доказательством понимаются любые сведения, на основании которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном данным Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Виды доказательств в уголовном процессе:

  • показания подозреваемого, обвиняемого;
  • показания потерпевшего;
  • показания свидетелей;
  • заключения и показания эксперта;
  • вещественные доказательства;
  • протоколы следственных и судебных действий;
  • другие документы.

Чтобы доказательства имели юридическую силу, сведения должны быть собраны по всем правилам, являться достоверными, иначе будет недопустимость доказательств.

Для подробного рассмотрения преступления нужны улики, которые будут свидетельствовать о факте совершенного деяния.

Но для начала нужно разобраться, что относится к доказательствам. Является ли аудиозапись доказательством в суде по уголовному делу? Является ли видеозапись доказательством в суде по уголовному делу? Является ли полиграф доказательством по уголовному делу?

Рассмотрим каждый вид подробно:

  • Показания свидетелей. Свидетелем может быть не только лицо, являющееся очевидцем преступления, но и человек, который знает отдельные обстоятельства, касающиеся преступления. Давать показания может лицо любого возраста. Важно, чтобы сведения были правдивы, за дачу ложных показаний могут привлечь к ответственности. Если человек не хочет рассказывать, он может отказаться от дачи показаний. Свидетель не имеет права разглашать следственную информацию без разрешения следователя. Перед началом допроса и рассмотрением дела в суде свидетелю разъясняются его права и обязанности.
  • Показания потерпевшего. Потерпевшим является лицо, которому был причинен вред. Его показания являются не только обязанностью, но и правом, т.к. происходит защита его интересов. Потерпевший участвует на протяжении всего судебного процесса, его показания и постоянное участие оказывает влияние на исход дела и решение судьи, он участвует в судебных прениях. Непосредственно перед судом его должны ознакомить со всеми правами и обязанностями.

Не следует путать подозреваемого и обвиняемого. Подозреваемых во время следствия может быть больше одного, а обвиняемый только один. Отличие заключается в том, что во время следствия из ряда подозреваемых выделяется обвиняемый, и уже он привлекается в судебный процесс.

  • Показания обвиняемого. Обвиняемый — это лицо, совершившее преступление по отношению к потерпевшему. Его показания относятся к правам, он не обязан их давать. Но они пойдут ему только в плюс, т.к. являются средством защиты от обвинения. Обвиняемый может полностью, частично признать свою вину, а может не признать вовсе. Согласно принципу презумпции невиновности, обвиняемого нельзя назвать преступником, пока судья не вынесет такого решения. Даже если он сам признал свою вину, это еще ничего не значит. Сначала идет судебное разбирательство, а затем только выносится решение.
  • Заключения и показания эксперта. Данный вид применятся в том случае, когда необходимо привлечение сотрудников, разбирающихся в науке, технике, религии, языках и пр. Эксперт предоставляет только ту информацию, которая от него требуется и находится в его компетенции. Он должен объективно оценивать произошедшее событие. Экспертиза назначается только с разрешения следственно-судебных органов и должна осуществляться по всем правилам закона. К показаниям эксперта относятся сведения, которые были представлены им на допросе и которые затем будет предоставлены судье для разрешения вопросов.
  • Вещественные доказательства. К данному виду доказательств относятся материальные предметы. Их отличие от всех других улик заключается в том, что они не являются словесными и протоколируются. Т.е. вещественные доказательства признаны таковыми только в случаях, когда был создан протокол во время следствия, в ходе которого был обнаружен предмет, был создан протокол осмотра предмета с его описанием и было создано постановление, в котором говорилось о приобщении предмета к делу. Все должно быть документально подтверждено для полной достоверности зафиксированной информации вещественных доказательств и для предъявления судье. Подробно рассмотреть, что относится к вещественным доказательствам, можно в статье 81,82 УПК РФ.
  • Другие документы. К ним относятся письменные документы, а также другие возможные материалы. Например, диктофонная запись, видеосъемка и пр. Такие акты не требуют протоколирования и предоставляются в готовом виде. Но перед судебным процессом необходимо проверить достоверность содержащейся в них информации. Подробно рассмотреть, что относится к иным документам, можно в статье 84 УПК РФ.

Классификация доказательств

Вещественные доказательства в уголовном процессе приобщаются к делу и имеют собственную классификацию.

Классификация доказательств в уголовном процессе:

  1. Прямые, косвенные. Прямые улики доказывают полную виновность преступника. Косвенные прямо не доказывают вину, но с их помощью можно сделать предположение о целях, мотивах преступления. Помимо этого косвенные улики должны быть связаны друг с другом и с совершенным преступлением.
  2. Первичные, вторичные. К первичным уликам относятся показания свидетелей, официальные документы, т.е. те, которые точно являются доказательством преступления. Вторичные — это те, которые не имеют официального подтверждения, но могут служить для обнаружения и проверки первичных доказательств, а также выступить в качестве первичных, которые, к примеру, затерялись или не были предоставлены суду. К ним могут относиться копии документов.
  3. Обвинительные, оправдательные. Обвинительные доказательства в уголовном судопроизводстве подразумевают собой причастность лица к преступлению, доказана его полная виновность. В таком случае судья выносит приговор, отягчающий степень и характер ответственности. Оправдательные улики доказывают факт непричастности к преступлению обвиняемого. Тогда по решению суда лицо освобождают от ответственности. Алиби, подтвержденное людьми, является примером оправдательного доказательства.
  4. Личные, вещественные. К личным доказательствам относится все то, что оформляется протоколами, т.е. официально: показания потерпевшего и обвиняемого, свидетелей происшествия, заключения экспертов и специалистов. Вещественные улики — это материальные доказательства, т.е все предметы, которые можно отнести к делу.

Этапы доказывания в уголовном процессе

Процесс доказывания — это деятельность, которая осуществляется лицами, наделенными данными полномочиями, и на основании УПК РФ, по установлению, познанию, допустимости доказательств для разрешения дела.

Процесс доказывания состоит из следующих этапов:

  1. Сбор различных видов улик, которые официально прикрепляются к делу. Для сбора доказательств используется оперативно-розыскная деятельность, которая обнаруживает необходимую информацию, людей, приобщенных к делу и пр. Доказательства закрепляются в письменной форме; с помощью аудиозаписей, видеозаписей; изготовления слепков, следов; составления планов, схем; стенографирования.
  2. Проверка доказательств. Перед предоставлением доказательств суду каждое из них должно быть достоверно и подвергаться тщательной проверке. Чтобы проверить достоверность доказательств, нужно соотнести их с другими уликами, удостовериться в источнике получения, найти новые доказательства, подтверждающие старые или которые будут более весомые по отношению к предыдущим. Также может быть составлено ходатайство об исключении доказательств, полученных с нарушением норм закона.
  3. Оценка улик. Она основа на объективных фактах, логике и нормах права. Нужна для того, чтобы успешно разрешить дело. Человек, который занимается оценкой улик, должен объективно смотреть на все события, основываться на законах, не допускать собственной оценки на произошедшее или защиту только одной из сторон.

Доказательства в уголовном процессе позволяют верно раскрыть преступление, не умаляя прав сторон. Для этого участникам судопроизводства нужно знать свои права и обязанности, разбираться в видах улик, которые могут помочь в разрешении дела и защите их своих прав.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/dokazatelstva-v-ugolovnom-processe/

Предмет и пределы доказывания по уголовному делу

Доказательственная база по уголовному делу

Предмет и пределы доказывания по уголовному делу. Понятие доказательства, его свойства. Виды доказательств (ч.2 ст.74 УПК РФ).

Предмет доказывания — это обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу. Согласно ст.

73 УПК в ходе производства по уголовному делу подлежат доказыванию: 1) событие преступления; 2) виновность лица в совершении преступления, форма вины и мотивы; 3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 4) характер и размер вреда, причиненного преступлением; 5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; 6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания; 8) обстоятельства, подтверждающие, что имущество, в отношении которого решается вопрос о конфискации (ст. 104.1 УК РФ):

— получено в результате совершения преступления,

— является доходами от этого имущества,

— использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Доказываться может не только наличие, но и отсутствие обстоятельств предмета доказывания.

Названные обстоятельства принято называть главным фактом, поскольку от доказанности или недоказанности этих обстоятельств напрямую зависит решение вопроса об уголовной ответственности — главного вопроса уголовного дела.

Однако кроме главного факта в ходе производства по уголовному делу обычно устанавливаются и другие обстоятельства — так называемые доказательственные, или промежуточные, факты, которые в своей совокупности позволяют сделать логические выводы о наличии или отсутствии обстоятельств главного факта.

Круг доказательственных фактов может быть весьма широк, а сами они разнообразны, в связи с чем дать в законе их исчерпывающий перечень обычно практически невозможно.

Ими могут быть, например: алиби обвиняемого; идентичность объектов, представленных на экспертизу, и образцов для сравнительного исследования; добросовестность свидетеля; добровольность дачи показаний и т.д.

Помимо этого, ряд процессуальных действий и решений имеют свой специфический (локальный) предмет доказывания. В частности, подлежат доказыванию: основания для задержания подозреваемого (ч. 1 ст. 91), для избрания мер пресечения (ч. 1 ст.

97); неисполнение участниками уголовного судопроизводства их процессуальных обязанностей как основание для наложения на них денежного взыскания (ст. 117); основания для обыска (ст. 182), выемки (ст. 183), наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотра и выемки (ст. 185), контроля и записи переговоров (ст.

186), очной ставки (ст. 192); основания для приостановления и возобновления предварительного следствия (ст. ст. 208, 211); основания для проведения закрытого судебного разбирательства (ч. 2 ст. 241); наличие согласия обвиняемого с предъявленным ему обвинением и постановлением приговора без проведения судебного разбирательства (ст.

314); основания для решения вопросов, подлежащих рассмотрению судом при исполнении приговора (ст. ст. 397, 398); факт нарушения уголовно-процессуального закона (ст.

381), факт установления Европейским судом по правам человека нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела как основание для возобновления производства по делу ввиду новых обстоятельств (п. 2 ч. 4 ст. 413) и др.

Под пределами доказывания в настоящее время понимаются: 1) границы исследования фактов, служащих доказательствами; 2) границы, в которых осуществляются собирание, проверка и оценка доказательств на различных стадиях процесса; необходимая глубина исследования обстоятельств дела; границы доказывания, выражающие полноту проверяемых по делу версий, глубину исследования обстоятельств, а также объем доказательств, необходимых для постижения предмета доказывания и обоснования выводов по делу; объем доказательств и необходимых для их получения следственных и судебных действий, обеспечивающих полное, всестороннее и объективное установление всех компонентов предмета доказывания по каждому конкретному уголовному делу.

Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Способность доказательств устанавливать наличие или отсутствие искомых по делу обстоятельств получила в теории судопроизводства название относимости доказательств. Относимость — необходимое качество любого доказательства. Если сведения не имеют никакого значения для данного уголовного дела, они не должны признаваться доказательствами.

Допустимость доказательств.

Доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 УПК РФ.

К недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК.

По буквальному смыслу ч. 1 ст. 75 УПК недопустимость доказательства связывается с нарушением лишь требований самого Кодекса, однако согласно ч. 2 ст. 50 Конституции РФ «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона».

Конституция, таким образом, признает недопустимыми доказательства, собранные субъектами доказывания с нарушением любого федерального закона, а не только УПК. Конституционная норма в случае коллизии имеет преимущество перед отраслевой, поэтому ч. 1 ст.

75 УПК следует, толковать расширительно — в соответствии с текстом Конституции РФ.

В качестве доказательств допускаются:

1) показания подозреваемого, обвиняемого;

2) показания потерпевшего, свидетеля;

3) заключение и показания эксперта;

3.1) заключение и показания специалиста;

4) вещественные доказательства;

5) протоколы следственных и судебных действий;

6) иные документы.

Источник: https://juristic.pro/ugolovnyj-process/predmet-i-predely-dokazyvaniya-po-ugolovnomu-delu-ponyatie-dokazatelstva-ego-svojstva-vidy-dokazatelstv-ch-2-st-74-upk-rf.html

Читать Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования онлайн (полностью и бесплатно)

Доказательственная база по уголовному делу

В монографии исследуются актуальные проблемы теории доказательств, ставшие предметом острых дискуссий: о самом понятии доказывания, его предмете и пределах, об использовании в доказывании непроцессуальных познавательных мероприятий, понятии доказательства, роли защиты в формировании доказательственной базы по уголовному делу и др. Особое внимание уделяется проблемам совершенствования нормативной регламентации доказывания, его новейшим изменениям, факторам, снижающим эффективность доказывания, и перспективам развития отечественного уголовного судопроизводства.

Для студентов, преподавателей, сотрудников органов расследования, прокуроров, судей, адвокатов.

Вступительная статья 1

Предисловие 2

Глава 1. Доказывание как познавательная деятельность по уголовному делу 3

Глава 2. Остается ли истина целью доказывания? 8

Глава 3. Понятие доказательства: спорные вопросы теории 10

Глава 4. О предмете и пределах доказывания 16

Глава 5. Представление доказательств как элемент доказывания 19

Глава 6. Использование в доказывании непроцессуальных познавательных мероприятий 23

Глава 7. Предварительное и судебное следствие по УПК РФ: проблемы соотношения 27

Глава 8. Роль защиты в формировании доказательственной базы по уголовному делу 30

Глава 9. Защита – противодействие расследованию или противоборство с обвинением равноправной стороны? 34

Глава 10. Правовая регламентация доказывания обновляется, но проблемы остаются 37

Глава 11. Следственные ошибки как фактор, снижающий эффективность доказывания 42

Глава 12. Куда движется российское судопроизводство (размышления по поводу векторов развития уголовно-процессуального законодательства) 46

Примечания 51

Рецензенты:

Галузин А. Ф. , заместитель прокурора Самарской области, старший советник юстиции, кандидат юридических наук;

Ведяхин В. М. , директор Института права Самарского государственного экономического университета, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ.

Вступительная статья

Теорией доказательств занимались давно, ей посвятили труды многие ученые-правоведы, но новизну монографии С. А. Шейфера придает то обстоятельство, что вступивший в силу 1 июля 2002 г. Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК РФ) существенно видоизменил проблему доказательств и доказывания, а равно и все уголовное судопроизводство в целом.

Кодекс был принят на основе Конституции РФ 1993 г., Концепции судебной реформы, постановлений Конституционного Суда в сфере судопроизводства. Перед автором стояла нелегкая задача: определить и проанализировать новые тенденции в уголовном судопроизводстве России и рассмотреть дальнейшие пути его развития. И с этой задачей он успешно справился.

Поражает широтой предмет настоящего исследования.

Это и логика доказывания, и процессуальные формы собирания доказательств, и соотношение уголовно-процессуальной деятельности с оперативно-розыскной деятельностью (ОРД), административным производством, таможенным контролем, частно-детективной формой расследования, прокурорским надзором, а также возможные направления дальнейшего развития российского уголовного судопроизводства и многое другое.

Новизну работы С. А.

Шейфера, кроме того, подчеркивают неустоявшаяся практика судопроизводства, многочисленные дополнения и изменения законодательства, острые творческие дискуссии по различным вопросам правотворчества и правоприменения (нужно ли доследование, допускается ли обжалование оправдательных приговоров в порядке надзора, какую функцию выполняет следователь и т. д.). Совсем недавно, 5 июня 2007 г., был принят Федеральный закон, учредивший Следственный комитет при прокуратуре РФ и его органы на местах, который отделил следствие от прокурорского надзора. Естественно, и он не остался без внимания автора монографии.

Предметом исследования также стало соотношение старого и нового в теории судебных доказательств. Это позволяет изучать каждый институт доказательственного права в динамике, причем старое иногда бывает лучше нового.

Полезный консерватизм можно считать достоинством настоящей работы.

Автор убедительно критикует некоторые законодательные новации, теоретические концепции и обращает взгляд в будущее, прогнозируя, каким станет наше уголовное судопроизводство через много лет.

Поднятый автором вопрос имеет выходы на практику. Если собираемые следователем и дознавателем сведения не являются доказательствами, а их деятельность не рассматривается как доказывание в процессуальном смысле, то это значит, что приговор суда не может быть основан на такого рода сведениях.

Однако очевидно, что протокол осмотра места происшествия, протокол обыска, вещественные доказательства, изъятые при осмотре и обыске, документы, истребованные следователем, могут и должны использоваться для обоснования приговора после их оглашения и исследования в судебном заседании, т. е.

они обладают свойствами судебных доказательств. Сложнее с показаниями подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей, полученными при расследовании, от которых они отказались в суде.

Закон устанавливает условия, когда они могут и не могут быть оглашены, исследованы и использованы для обоснования приговора.

Много интересных суждений изложил автор книги, рассматривая проблему истины как цели доказывания. Эта проблема оказалась спорной, поскольку истина в качестве цели процесса в новом УПК РФ не предусмотрена. Поэтому появились утверждения типа: “В процессе судебного исследования не истина устанавливается. Это блеф” (бывший председатель Совета судей М. М. Бобров).

Об истине как цели доказывания не говорилось и в старом УПК РФ, однако никто не оспаривал ее существование. Новый взгляд на отсутствие истины связывают с расширением сферы применения состязательности в российском уголовном процессе. Но ведь известно, что “истина рождается в споре”, поэтому состязательность не препятствует, а способствует достижению истины.

Отторжение истины – это лженоваторство, способное причинить вред отправлению правосудия. За эту идею уцепились судьи, не способные обеспечить достижение истины и с удовольствием постановляющие приговоры, основанные на догадках и предположениях, зная, что эти приговоры не будут отменены. В сущности, наблюдается возврат к концепции сталинского палача А. Я.

Вышинского, требовавшего вынесения приговоров на основе никем не контролируемой вероятности.

Источник: https://mir-knig.com/read_241063-1

Проблемы формирования доказательственной базы в стадии возбуждения уголовного дела

Доказательственная база по уголовному делу

Формирование доказательственной базы начинается на стадии возбуждения уголовного дела. В ходе проверки первичной информации о совершенном (готовящемся) преступлении органы предварительного расследования получают данные об обстоятельствах дела, подлежащих доказыванию.

Эффективность расследования напрямую зависит от качества и количества своевременно собранной информации.

Ограниченность средств и методов получения сведений об обстоятельствах дела на первоначальном этапе производства, сопряженном с необходимостью искать возможности собирания доказательственного материала, – одна из причин неэффективности и тяжеловесности нашей правоохранительной системы.

Авторе: Володина Л.М.

Формирование доказательственной базы начинается на стадии возбуждения уголовного дела. В ходе проверки первичной информации о совершенном (готовящемся) преступлении органы предварительного расследования получают данные об обстоятельствах дела, подлежащих доказыванию.

Эффективность расследования напрямую зависит от качества и количества своевременно собранной информации.

Ограниченность средств и методов получения сведений об обстоятельствах дела на первоначальном этапе производства, сопряженном с необходимостью искать возможности собирания доказательственного материала, – одна из причин неэффективности и тяжеловесности нашей правоохранительной системы.

Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Часть 2 ст. 140 УПК РФ не требует установления признаков состава преступления, однако пункт 4 части 2 ст.

146 УПК устанавливает требование, в соответствии с которым в постановлении о возбуждении уголовного дела должны быть указаны пункт, часть, статья Уголовного кодекса РФ, на основании которых возбуждается уголовное дело.

Совершенно понятно, что даже для предварительной квалификации деяния необходимо установление объекта преступного посягательства, некоторых характеристик его объективной стороны (насколько это позволяет сложившаяся ситуация), субъективной стороны (по крайней мере, – формы вины, как важнейшего ее элемента).

Так, например, А.Б.

Диваев пишет, что «для возбуждения уголовного дела о хищении в основном достаточно данных, указывающих на объект и объективную сторону преступления, хотя иногда могут потребоваться и данные о субъекте (должностные полномочия лица, совершившего присвоение или растрату) или субъективной стороне (намерение присвоить имущество уже в момент завладения им в случае совершения мошенничества) преступления». Более того, автором подмечено, что возбуждение уголовных дел о квалифицированных составах хищения решается неоднозначно.[1]

А.В. Шаров, анализируя проблемы доследственной проверки материалов, содержащих признаки мошенничества при отчуждении квартир, находящихся в собственности граждан, делает вывод, что решить вопрос о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества возможно лишь после установления признаков состава преступления.[2]

На практике возникают определенные сложности с возбуждением уголовных дел, связанных с незаконным присвоением прав на владение и управление предприятиями и организациями. Известно, что перспективность расследования преступной деятельности в экономической сфере связана с качеством и объемом имеющейся информации о документообороте и самих документов.[3]

На стадии возбуждения уголовного дела производство следственных действий, за исключением осмотра места происшествия и в случаях, оговоренных законом, освидетельствования, недопустимо. Совершенно понятно, что установление обстоятельств преступления, требуемых для принятия решения о возбуждении уголовного дела, заторможено.

Возбуждение уголовного дела о преступлениях, связанных с причинением вреда здоровью, требует установления степени тяжести причиненного вреда, а сделать это возможно с точки зрения буквы закона только в рамках экспертного исследования.

Та же проблема стоит перед правоохранительными органами при возбуждении уголовных дел, связанных с заражением венерической болезнью и ВИЧ-инфекцией. Для возбуждения уголовных дел о незаконном обороте наркотических средств на практике прибегают к проведению предварительного исследования веществ, похожих на наркотические.

Результат такого исследования оформляется справкой, которая доказательством по делу не является.

Одной из трудно решаемых задач в сфере уголовного судопроизводства является раскрытие и расследование уголовных дел, связанных с легализацией (отмыванием) денежных средств, приобретенных преступным путем. И.С.

Тумаков отмечает в связи с этим: по делам о легализации преступных доходов правоохранительные органы лишены права до возбуждения уголовного дела собирать, обрабатывать и проверять сообщения о сделках и имуществе, составляющих банковскую и иную охраняемую Конституцией тайну, что значительно снижает эффективность их работы.

Между тем этим правом наделен Комитет по финансовому мониторингу, являющийся структурным подразделением Министерства финансов, что с точки зрения автора не вполне приемлемо.[4]

Еще одно важное обстоятельство сдерживает своевременность формирования доброкачественной доказательственной базы. Как показывает практика, в ходе проверочных действий существует необходимость использования специальных знаний.

Нередко отсутствие специалиста при производстве осмотра места происшествия приводит к утрате доказательств по уголовному делу или оборачивается неграмотной фиксацией следов преступной деятельности. Об этом свидетельствует анализ следственной практики. В. А.

Городокин, анализируя практику использовании специальных автотехнических знаний при расследовании преступлений, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, пришел к выводу, что чаще всего «больше всего просчетов, выражающихся как в неверной оценке и интерпретации обнаруженных следов, так и в возможности обнаружить значимые следы, имеющие отношение к исследуемому происшествию……..». …. [5]

Не обладая, например, специальными знаниями, следователь не в состоянии определить степень разрушения экосистемы в ходе производства осмотра места происшествия по делам об экологических преступлениях, полно и точно составить протокол осмотра. Между тем статистика свидетельствует о росте правонарушений, выявляемых в природоохранной сфере. Так, по Уральскому федеральному округу число экологических преступлений с 580 в 2000 году возросло на 2008 год до 4281.[6]

Р.С. Белкин отмечал, что использование знаний сведущих лиц в стадии возбуждения уголовного дела не регламентировано законом, но обнаружение следов преступления в ходе осмотре места происшествия осуществляется при активном участии сведущих лиц.[7] Существуют и иные непроцессуальные формы участия специалистов.

Не подвергается сомнению подобная необходимость, участие специалиста дает неоспоримые преимущества: он может дать соответствующую консультацию, провести предварительное исследование документов и т.п.

Однако совершенно непонятно, что мешает законодателю узаконить участие специалиста на начальном этапе производства по уголовному делу?

Существует немало предложений о необходимости изменений, касающихся возможности проведения экспертизы до возбуждения уголовного дела. Так, например, С.А. Рузметов предлагает дополнить ст.

195 УПК РФ положением о такой возможности, «если следы и иные объекты не могут быть сохранены в силу их свойств в неизменном виде либо когда фактические данные, служащие основанием для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, не могут быть получены без специальных знаний».[8]

По утверждению В. И. Каратавцева и А.В.

Нестерова, «в соответствии с Таможенным кодексом РФ особенностью проверки, предпринимаемой на стадии до возбуждения уголовного дела …, в целях выявления признаков преступления (правонарушения) является возможность использования специальных знаний в форме привлечения не только специалиста, но и эксперта».[9] Налицо противоречивость уголовно-процессуального и таможенного законодательства ……

И все-таки предложения, касающиеся необходимости увеличения количества следственных действий до возбуждения уголовного дела (а они существуют с тех пор, когда в уголовном процессе появилась стадия возбуждения уголовного дела), по сути, проблемы не решают.

Всем понятно, что принятие подобных предложений даст вариант мини-стадии расследования.

Еще в 1991 году в Концепции судебной реформы был поставлен вопрос о несоответствии демократическим преобразованиям сохранения административной по своей природе доследственной проверки заявлений и сообщений о совершении преступления до возбуждения уголовного дела.

[10] Жесткая регламентация возбуждения уголовного дела мешает быстроте и оперативности действий по раскрытию преступления. Механизм досудебного производства по уголовному делу должен быть более гибким. Действовавший до 1960 года УПК РСФСР, как и дореволюционное законодательство, не закреплял возбуждение производства по уголовному делу в качестве отдельной стадии уголовного процесса.[11]

Литература

  1. Диваев А.Б. Установление основания для возбуждения уголовного дела о хищениях. Автореф. … дисс. … канд. юрид. наук. Томск. 2005. С.18.
  2. Шаров А.В. Методика проведения доследственной проверки материалов, содержащих признаки мошенничеств, при отчуждении квартир, находящихся собственности граждан //Вестник криминалистики. 2002, № 1 (3). С. 62.
  3. См., напр.: Сергеев М.А. Особенности методики расследования преступлений, связанных с присвоением прав на владение и управление предприятиями и организациями. Автореф. … дисс. … канд. наук. Тюмень. 2008. С. 18 – 19.
  4. Тумаков И.С. Криминалистическая характеристика легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем, и ее использование при выявлении и расследовании этой категории преступлений. Автореф. … дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург. 2004. С. 20 – 21.
  5. Городокин В. А. Использовании специальных автотехнических знаний при расследовании преступлений, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Автореф. … дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург. 2009. С. 4.
  6. http://www/gks.ru/dbscripts/Cbsd/DBInet.cgi
  7. Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 2001. С. 612.
  8. Рузметов С.А. Современные проблемы использования специальных знаний при расследовании экологических преступлений //Вестник криминалистики. 2005, № 3 (15). С. 92.
  9. Каратавцев В. И., Нестеров А.В. Использование специальных знаний в раскрытии и расследовании таможенных преступлений //Вестник криминалистики. 2005, № 4 (16). С. 59.
  10. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. /Сост. С.А. Пашин. М.: Республика, 1992. С. 88 – 90.
  11. Позиция автора по данному вопросу более подробно – Володина Л.М.: Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. Тюмень: Изд. ТюмГУ, 1999. С. 67-89; Проблемы уголовного процесса: закон, теория, практика. М.: Изд. группа «юрист», 2006. С. 233 -341.

: Материалы научно-практич. конфер. «Государство и право: вызовы 21 века» (Кутафинские чтения). М.: Изд-во МГЮА, 2009.

Источник: https://advokatsidorov.ru/formirovanie-dokazatelstv.html

Книга: Формирование доказательственной базы по гражданским и уголовным делам

Доказательственная база по уголовному делу

Представляю Вашему вниманию результата своего скромного труда по сканированию данной брошюры. На ошибки проверено, откровенных ляпсусов нет.

Я считаю что Вы мне простите небольшой рекламный ход:

Если нужен Консультант Плюс версия 3000, продающийся на московских радирынках, то могу высылать. 7 CD – 1000 руб. без стоимости пересылки и болванок. Работает как с дисков так и с винта. Содержит все базы.

Пишите на мыло:

scan_jurist@rambler.ru

в качестве бонуса прилагается вторая брошюра «Доказательства в арбитражном процессе» в PDF формате.

Душевно прошу не обвинять меня в нарушении авторских прав и не стучать на меня в органы. Кто имеет достаточно денег для всего лицензионного – я ему завидую белой завистью.

ГЛАВА I. Вопросы теории

Научная неопределенность в понимании предмета доказывания не позволяет законодательно определить сам термин «предмет доказы­вания». Если же принять во внимание существующий в правоприме­нительной среде процессуальный нигилизм, то многие отмены судеб­ных актов вызваны именно неправильным определением предмета доказывания по делу. ,

Прежде всего необходимо решить, какие обстоятельства подлежат доказыванию по гражданскому делу

Законодатель не говорит о том, какие обстоятельства (материаль­но-правового, процессуально-правового характера, иные) подлежат доказыванию. Не отвечает на эти вопросы и процессуальная наука, в которой мнения ученых разделились на широкое и узкое толкование предмета доказывания.

В результате отсутствие единого подхода крайне отрицательно сказывается на судебной практике.

Если нет единства в том, что же должно входить в предмет доказывания по де­лу, то как возможно судить о законности и обоснованности судебного акта? В этом отрицательный эффект законодательной неопределен­ности предмета доказывания.

Практически спор об узком и широком определении предмета гра­жданского процессуального доказывания сводится к тому, входят ли в предмет доказывания только факты (обстоятельства) материально-правового характера или и иные тоже: факты процессуально-право­вого характера, доказательственные и другие.

Например, М. К. Треушников полагает, что «предмет доказыва­ния есть особый процессуальный институт, в который входят лишь те факты, которые имеют материально-правовое значение, факты, без выяснения которых нельзя правильно разрешить дело по суще­ству»1. '

Л. А. Ванеева, разделяя мнение М. К. Треушникова, замечает, что ши­рокое понимание предмета доказывания приводит к потере связи с та­кими правовыми институтами, как распределение обязанности по дока-. зыванию, освобождение от доказывания. Л. А.

Ванеева, исходя из узко­го толкования предмета доказывания, определяет его как «совокуп­ность обстоятельств материально-правового характера, установление которых необходимо суду для правильного разрешения дела и обязан­ность доказывания которых лежит на сторонах»2.

Узкое определение предмета доказывания, ограничивающееся включением в него только фактов материально-правового характера, необходимых для разреше­ния дела, разделяется и иными авторами

Предмет доказывания по гражданским делам

Другие процессуалисты предлагают широкое толкование предмета доказывания: это совокупность всех фактов и обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела1. Согласно широкому тол­кованию предмета доказывания в него входят все обстоятельства, име­ющие значение для разрешения дела: факты материально-правового, процессуально-правового характера, проверочные и иные.

При этом сторонники узкого толкования предмета доказывания признают, что факты процессуального характера, доказательственные факты, факты, устанавливаемые для выполнения воспитательных и предупредительных задач правосудия, также подлежат установлению, но они образуют не предмет доказывания, а пределы доказывания.

Бесспорность отнесения к предмету доказывания фактов матери­ально-правового характера легко объяснима: рассматриваемые в су­де дела носят материально-правовой характер и для их разрешения необходимо установить те обстоятельства, которые предусмотрены в нормах материального права. В противном случае разрешить дело просто невозможно.

Однако закон говорит о необходимости наличия или отсутствия обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иных обстоятельств, имеющих значе­ние для правильного рассмотрения и разрешения дела (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ).

Факты процессуально-правового характера

Стороны могут обосновывать свои требования или возражения исклю­чительно фактами процессуального характера.

Если же следовать логи­ке сторонников узкого толкования предмета доказывания, то в таких делах вообще нет предмета доказывания? Например, ответчик может приводить обстоятельства, доказывающие неподведомственность дела суду. Игнорирование такого возражения немыслимо.

Суд обязан прове­рить аргументированность позиции ответчика, и если дело неподве­домственно, то производство по нему будет прекращено.

Ответчик мо­жет в качестве возражения указывать лишь на то, что факты, приведен­ные истцом в исковом заявлении, были ранее установлены судом по спору между теми же сторонами. В силу преюдициальности установ­ленных фактов по ранее рассмотренному делу между теми же сторона­ми суд будет обязан отказать в удовлетворении иска. Иными словами, решение будет основано сугубо на процессуальных фактах.

ГЛАВА I. Вопросы теории

Предмет доказывания по гражданским делам

Игнорирование судом обстоятельств, указанных в законе как осно­вания прекращения производства по делу или обязательного приос­тановления производства по делу, не может привести к правильному разрешению дела. Примеров тому много в судебной практике1 .

Если критерием для включения тех или иных фактов в предмет до­казывания является их значимость для разрешения гражданского де­ла (а именно этот критерий положен в основу законодательного опре­деления предмета доказывания), то вряд ли стоит отрицать важность процессуальных фактов, хотя они имеют разное значение.

При нали­чии фактов процессуального характера, свидетельствующих об отсут­ствии у истца права на иск или о существовании оснований для при­остановления, прекращения производства по делу, оставления заяв­ления без рассмотрения, их игнорирование и продолжение рассмот­рения и разрешения дела приведет к вынесению незаконного реше­ния.

Следовательно, цель доказывания не будет выполнена, так как суд не установил факты, имеющие значение для дела.

Процессуальное законодательство нередко требует от суда уста­новления определенных процессуальных фактов для разрешения дела. Например, в соответствии с ч. 1 ст.

192 АПК РФ: «Граждане, ор­ганизации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с зая­влением о признании недействующим нормативного правового ак­та, принятого государственным органом, органом местного самоуп­равления, иным органом, должностным лицом, если полагают, что оспариваемый нормативный правовой акт или отдельные его поло­жения не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономи­ческой деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обя­занности или создают иные препятствия для осуществления пред­принимательской и иной экономической деятельности». Таким об­разом, суд должен установить, обладает ли заявитель правом на по­дачу соответствующего заявления. Иными словами, процессуальный закон определил обязанность суда установить процессуальные фак­ты для разрешения дела. И здесь источником определения предме­та доказывания по делу служит норма не материального, а процес­суального закона.

Иной пример. Суд, установив ненадлежащий характер истца (тоесть то, что истцу не принадлежит право по заявленному иску), обя­зан отказать в удовлетворении иска. Следовательно, и здесь устанав­

ливается процессуальный факт.. . ,. ,

Источник: https://www.bestreferat.ru/referat-310355.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.