Договорное мошенничество

Содержание

Когда мошенничество – это сделка, а сделка – это мошенничество

Договорное мошенничество

При расследовании экономических преступлений российский правоохранитель зачастую использует положения ст. 159 УК о мошенничестве. Но квалификация по данному составу сопряжена с риском совершения ошибки. Ведь иногда объективная сторона мошенничества очень похожа на совершение гражданско-правовой сделки.

Евгений Сивков, вебинар

Сделка или мошенничество?

Итак, что закон понимает под мошенничеством? Это разновидность хищения, а признаки подобного деяния указаны в примечаниях к ст. 158 УК: противоправность; безвозмездность; прямой умысел; корыстная цель; причинение собственнику либо владельцу имущества ущерба.

Обладая всеми родовыми признаками хищения, мошенничество отличается от смежных составов способом совершения деяния. Это обман и злоупотребление доверием.

Именно путем обмана и (или) злоупотребления доверием мошенник вводит в заблуждение потерпевшего, благодаря чему имеет место дефект воли владельца похищаемого имущества.

Важную роль для квалификации по данному составу играет Постановление ВС РФ от 30.11.2017 № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Мошенничество и злоупотребление правом

Такое преступление, как мошенничество, имеет своеобразного «близнеца» в сфере гражданского права. Это сделка, заключенная под влиянием насилия, угрозы или обмана, которая может быть признана судом недействительной по иску потерпевшей стороны (см. ч. 1 и ч. 2 ст. 179 ГК).

Такие сделки закон относит к числу оспоримых, то есть для ее признания недействительной требуется соответствующее решение суда. Напомню, что другая разновидность недействительных сделок – ничтожная сделка – судебного решения не требует (см. ч. 1 ст. 166 ГК).

Признавая или не признавая оспоримую сделку недействительной, суд должен учитывать степень воздействия обмана и (или) заблуждения на способность потерпевшего разумно и объективно оценивать ситуацию, в которой заключалась сделка, то есть степень дефекта воли стороны.

Следовательно, даже при использовании таких способов, как обман и заблуждение, сделка может быть признана действительной, что, соответственно, порождает вытекающие из нее права и обязанности сторон. Кроме того, гражданский процесс в отличие от уголовного начинается только по воле потерпевшего, подавшего в суд исковое заявление.

Таким образом, в силу совпадения некоторых элементов составов двух видов правонарушения (уголовного – мошенничества, и гражданско-правового – сделка, заключенная под воздействием обмана либо заблуждения), возникает конкуренция норм права.

Возможна ситуация, когда сделка не признается недействительной в силу того, что потерпевший не подал исковое заявления, а уголовное дело о мошенничестве возбуждается. Такую возможность не исключает КС РФ (см. Постановление КС РФ от 11.12.

2014 № 32-П).

Важное отличие

В чем же отличие мошенничества от сделки? Ответ на этот вопрос содержится в п. 26 упомянутого выше Постановления № 48. Это цель. При мошенничестве цель корыстная, а при заключении сделки – получение прибыли.

Корыстная цель предполагает стремление не только к личному обогащению, но и к возможности свободного распоряжения похищенным имуществом путем его отчуждения в пользу третьих лиц под видом собственного имущества мошенника.

А вот получение прибыли является неотъемлемой частью ведения предпринимательской деятельности и законом не запрещается (см. ст. 2 ГК).

Но мошенничество может осуществляться и в рамках действительной сделки. Это возможно в том случае, когда такой признак правонарушения, как противоправность, был как уголовным, так и гражданско-правовым. При этом кроме нарушения свободы воли потерпевшего имеют место и такие обстоятельства, как заключение фиктивной сделки, осуществление контрагентом недобросовестных действий.

Показательный пример

В 2009 году один российский банк заключил 30 форвардных сделок по купле-продаже американских долларов с компанией, которая была зарегистрирована на Кипре.

Следователи посчитали, что курс валюты при заключении сделки был искусственно завышен, что было сделано руководством компании с целью хищения. Способом хищения 240 млн.

рублей у банка, по мнению следствия, стал обман, что позволило квалифицировать деяние как мошенничество по ч. 4 ст. 159 УК. А с гражданско-правовой точки зрения имело место заключение фиктивной сделки.

Но здесь нужно вспомнить о том, что собой представляет форвардная сделка (см. п. 4 Указания Банка России от 16.02.2015 № 3565-У «О видах производных финансовых инструментов»).

При заключении форвардной сделки о передаче в будущем иностранной валюты одной стороной другой, ее участники, используя различные прогностические методики, устанавливают курс валюты на ту или иную дату в будущем, стремясь получить прибыль в виде разницы между курсами валюты на заранее определенные даты. Разумеется, сказать точно, каким будет курс валюты на конкретную дату, стороны не могут. Прибыль получает та сторона сделки, чей прогноз окажется точнее. Другая сторона остается в убытке. И такие сделки считаются законными, если хотя бы одна из ее сторон имеет лицензию на проведение биржевых операций (см. ч. 2 ст. 1062 ГК).

Характерно, что банком добровольно были исполнены 14 сделок по невыгодному для него курсу, по одной сделке банк получил прибыль, четыре выгодные для банка сделки были исполнены в принудительном порядке по решению АС г. Москвы (на сумму порядка 2 млрд. руб.).

А 11 сделок были расторгнуты сторонами еще до момента исполнения. В конечном итоге именно банк получил прибыль примерно в 1,7 млрд. руб. Все сделки были заключены в один день.

Тем не менее, следователи сочли, что в случае заключения контрактов, по которым банк совершил ошибку, имело место мошенничество.

Компания подала встречный иск к банку, настаивая на мнимом характере заключенных сделок. АС г. Москвы в решении от 14.03.2016 было установлено, что все контракты относятся к числу действительных сделок, то есть признак противоправности с точки зрения гражданского права в деле отсутствует. Вышестоящие инстанции с этим согласились.

Из самого существа форвардных сделок следует, что стороны не могут находиться под воздействием обмана, поскольку прекрасно осведомлены об условиях заключения контрактов. Они добровольно соглашаются нести соответствующие риски. Поэтому о цели причинения ущерба другой стороне говорить в данном случае не приходится.

Еще один пример, свидетельствующий о серьезных трудностях разграничения сделки и мошенничества.

Против некого М. было выдвинуто обвинение в совершении мошенничества по ч. 4 ст. 159 УК. Ему инкриминировалось то, что он в 2006 году совместно с другими лицами получал на подконтрольную компанию денежные средства в Сбербанке по кредитным договорам для строительства птицефабрики, закупки оборудования, приобретения комбикорма. По мнению следствия, М.

изначально не собирался возвращать Сбербанку полученные средства. А предоставленные им в банк документы содержали заведомо ложные и недостоверные сведения о финансовом положении как заемщика, так и его поручителя. Компания, подконтрольная М., заключила 23 кредитных договора и частично их исполнила. Следствие посчитало, что это было сделано с целью маскировки истинных целей М.

по присвоению большей части полученных средств. Об этом якобы свидетельствовала и пролонгация ряда кредитных договоров. Компания также получила субсидии в размере около 2 млрд. руб. для того, чтобы возместить часть своих затрат на уплату процентов по кредитам. Следователи посчитали, что это было сделано с целью скрыть от Сбербанка истинный уровень платежеспособности заемщика.

Материальный ущерб, причиненный банку, был оценен следствием в размере 4 млрд. руб.

И тем не менее, говорить о мошенничестве в данном случае неуместно. Все отношения между М. и Сбербанком носили гражданско-правовой характер, за рамки закона не выходили. Кредитные договоры заключались надлежащим образом (см. ст. 819 ГК). Изучая представленные М. документы, сотрудники Сбербанка не обнаружили ничего подозрительного, поэтому говорить о том, что М.

представил заведомо ложные сведения, нельзя. Банк предпринял все необходимые меры по обеспечению взятых на себя М. обязательств (личное поручительство, залог имущества заемщика и т.п.). Несмотря на то, что всего между банком и компанией М.

было заключено 64 кредитных договора (41 выполнен полностью, 23 – частично), Сбербанк ни разу не обращался в суд с иском о признании сделок недействительными ввиду обмана или введения в заблуждение. Стороны неоднократно пролонгировали договоры, заключали допсоглашения, подписывали мировые соглашения.

То есть возврат долга был возможен с использованием чисто гражданско-правовых инструментов. И стороны ни разу не выразили сомнения в реальном, а не мнимом характере заключаемых сделок.

Кредитные мошенничества

Рассмотренная выше ситуация не может считаться уникальной. Что является камнем преткновения при рассмотрении судами дел по кредитным мошенничествам? Это, в первую очередь, необходимость точного определения предмета преступления.

Для кредитного мошенничества в таком качестве может выступать лишь тело кредита. При выявлении намерения обвиняемого в мошенничестве лица не возвращать полученные деньги, предметом хищения будет признаны те средства, которые поступили на счета заемщика.

А вот проценты за использование кредита, штрафы, пени, упущенная выгоды в состав ущерба включены быть не могут. Ведь из примечания 1 к ст. 158 УК следует, что говорить о хищении можно лишь в случае причинения потерпевшей стороне прямого действительного ущерба.

А такой ущерб заключается в уменьшении фондов владельца имущества, сюда не входят средства, которые еще в такие фонды не поступили.

Еще один важный момент. Напомню, что одним из признаков хищения выступает его безвозмездный характер. Из п.

30 Постановления № 48 следует, что замена похищенного имущества менее ценным не исключает квалификации деяния именно как мошенничества.

Поэтому суды при установлении размера ущерба потерпевшей стороне не обязаны учитывать малоценное имущество, которое виновный вернул своей жертве, путем вычитания его стоимости из полной стоимости похищенного имущества.

Вернемся к рассмотренному выше делу. М. было инкриминировано хищение на сумму свыше 4 млрд. руб., именно такая сумма была перечислена Сбербанком по 23 кредитным договорам, на эту сумму уменьшились его фонды. Компания М. погасила задолженность на сумму 412 млн. руб. На эту сумму размер ущерба банка был снижен.

В качестве процентов Сбербанку было перечислено еще свыше 2 млрд. руб. То есть банк получил от должника 2,6 млрд. руб. А после банкротства компании, подконтрольной М., Сбербанк был наделен правами требования на сумму более 3,8 млрд. руб. В конечном итоге в порядке компенсации за кредит в размере 4 млрд. руб.

Сбербанк получил от должника порядка 6,5 млрд. руб.

А теперь вопрос: как обстоит дело с таким обязательным признаком мошенничества, как безвозмездность?

Вы заметили, что мы любим все оптимизировать? Тогда, вот еще один пример: мы идем в ногу со временем и используем чат-боты, которому мы не платим зарплату и не начисляем налоги: У нас есть чат-бот, который отвечает за продажу семинаров, чат-бот, который отвечает за продажу книг и телеграмм-канал «Налоговая балалайка», где мы даем инструкции по выживанию для бизнеса.

Налоговый консультант, к.э.н., Е. Сивков

Источник: https://zen.yandex.ru/media/sivkov/kogda-moshennichestvo-eto-sdelka-a-sdelka-eto-moshennichestvo-5e330304f0472f788c3456c7

Информация о разграничении мошенничества и гражданско-правовых отношений

Договорное мошенничество

Одним из наиболее распространенных составов престу­плений, граничащих с гражданскими правоотношениями, является мошенничество.

Обусловлено это тем, что порой действительно очень сложно разграничить действия, кото­рые предшествовали хищению имущества путем обмана или злоупотребления доверием, с обычной деятельностью хозяйствующего субъекта.

Основной проблемой при разгра­ничении данных правоотношений выступает определение у виновного лица умысла на хищение.

Поскольку умысел заключается в психическом отношении лица к совершаемым деяниям и их последствиям, то единственным прямым до­казательством наличия преступного умысла может служить лишь его личное признание в этом. Однако, поскольку виновное лицо тщательно скрывает свои истинные преступные намерения, то именно в этом и заключается основная трудность.

Для преступления необходимо, чтобы мошенник при завладении имуществом или приобретении права на него не имел намерения осуществить услугу или исполнить иное обязательство.

Так состав преступления исключается, если лицо изначально стремилось исполнить обязательства по сделке, но вследствие определенных обстоятельств, возникших после получения имущества, намерения виновного изменились.

При этом не требуется, чтобы лицо было уверено в том, что обязательства будет исполнено. Совершение сделки предполагает определенную степень риска, что является частью предпринимательской деятельности.

Постановлением пленума Верховного суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 года № 51 разъясняется, что мошенничество совершается путем обмана или злоупотребления доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо либо уполномоченный орган власти передают имущество или право на него другим лицам либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другими лицами.

Обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена статьей 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

Сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям.

Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим.

Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

В случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

О наличии умысла, направленного на хищение, могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

Подводя итог, следует отметить, что гражданские право­отношения, связанные с обычной деятельностью хозяйству­ющих субъектов, и преступления мошеннического характера разделяет весьма тонкая грань.

При регулировании данной области правоотношений следует исходить из того, что как при установлении уголовно-правовых запретов, так и при принятии законов, смягчающих или устраняющих преступ­ность и наказуемость деяния, следует исходить из приорите­та защиты прав и свобод человека и гражданина, равенства всех перед законом и судом и защиты граждан от произвола со стороны органов власти, которые реализуют уголовно­правовые предписания. При этом неприемлемо допускать возможность разрешения гражданско-правовых споров по­средством уголовного преследования. Основным способом решения данной проблемы нам видится совершенствование системы уголовного законодательства, с целью защиты прав добросовестных участников хозяйственной деятельности от необоснованного уголовного преследования, и при этом недопущение возможности избежания виновными лицами уголовной ответственности за совершенные преступления под прикрытием гражданско-правовой сделки.

                                                                                                 УЭБиПК МВД по УР

Источник: https://18.xn--b1aew.xn--p1ai/news/item/3250483

Чем отличается мошенничество в предпринимательской деятельности от неисполнения договора

Договорное мошенничество

Случаев, когда банальное неисполнение договора, правоохранительные органы расценивают как мошенничество в предпринимательской деятельности, на практике встречается немало.

С июля 2016 года наказание за такое преступление стало более суровым. За нанесение ущерба в значительном размере, а это всего 10 тысяч рублей, можно получить 5 лет лишения свободы.

Если стоимость «присвоенного» имущества больше 12 миллионов рублей — можно попасть за решетку на 10 лет.

Так называемая «предпринимательская» статья 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности) была отменена в 2016 году. Но тут же вернулась в Уголовный кодекс в новом виде. Преднамеренное неисполнение договора, заключенного между предпринимателями (юридическими лицами) теперь регулируется частями 5–7 статьи 159 УК РФ.

Это значит, что если срок исполнения обязательств наступил, а один из участников их не выполнил, то «обиженная» сторона может обратиться не только в суд с гражданским иском, но и в полицию с заявлением о возбуждении уголовного дела.

Уголовная ответственность за неисполнение договора

Мошенничество — это форма хищения, и предполагает два способа совершения преступления: путем обмана и злоупотребления доверием. Главный признак, позволяющий отличить его от обычного неисполнения условий соглашения — преднамеренность действий обвиняемого. По сути, это понятие приравнивается к наличию умысла, как формы вины в уголовном праве.

Таким образом, чтобы обвинить предпринимателя или должностное лицо коммерческой организации в совершении мошенничества при заключении договора, необходимо доказать наличие таких признаков, как:

  • способ совершения преступления  (обман, злоупотребление);
  • наличие факта хищения (присвоения денег, имущества);
  • виновное неисполнение договорных обязательств;
  • заранее обдуманный умысел с корыстной целью.

Заметим, что речь о хищении (присвоении, растрате) может идти только в том случае, когда одна из сторон теряет свое имущество (деньги), то есть право на них переходит к участнику, не исполнившему обязательства. Если же компания несет убытки, но остается собственником своего имущества, состав преступления отсутствует.

Очевидно, что если договор подписало лицо, не имеющее на это полномочий, или были представлены поддельные документы, обман доказать несложно. Но во многих случаях ситуация бывает не такой однозначной. Так, например, Верховный Суд указывает, что «заведомое отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство» может указывать на преступный умысел.

Однако предприниматель никогда не может быть полностью уверен в том, что исполнит обязательства. Его деятельность по определению является рисковой. И ситуация, когда он продает товар, которого нет, рассчитывая на то, что к наступлению оговоренного срока, он у него будет — скорее норма, чем исключение.

В таких случаях задача адвоката по экономическим преступлениям доказать, что условия не были выполнены подзащитным в силу наступления объективных обстоятельств, на которые он не мог повлиять. Если они не были созданы его действиями, направленными на прекращение обязательств, основания для обвинения в мошенничестве отсутствуют.

Пример. Предприниматель «Б» заключил контракт с государственным учреждением на поставку оборудования, которое в свою очередь приобрел у ООО «К». Обязательства были выполнены в срок, деньги перечислены продавцу. Однако при вскрытии упаковки было обнаружено, что оборудование — бывшее в употреблении и не соответствует контрактной спецификации. Несмотря на то, что договор был исполнен не надлежащим образом, признаков мошенничества суд в данном случае не выявил.

Четкая грань между фактом неисполнения обязательств и мошенничеством отсутствует. В доказательство умысла суды рассматривают такие обстоятельства, как наличие денег на счетах на день оплаты, или подписание договора при отсутствии необходимой лицензии на проведение работ.

Здесь возникает немало спорных моментов, которые можно использовать для защиты. Так, например, в последнем случае поведение участника прямо свидетельствует лишь о том, что он нарушает лицензионное законодательство.

Это правонарушение наказывается привлечением к административной ответственности.

Типичные ситуации и судебная практика

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности может быть квалифицировано только при наличии умысла (преднамеренности), и доказать его наличие бывает проблематично. Неисполнение же договора проявляется в самых разных формах. Поэтому каждое дело индивидуально, а судебная практика складывается противоречиво. Приведем несколько примеров.

  1. Сразу же после подписания соглашения о поставке, и получения предоплаты, поставщик не стал выполнять обязательства. Причиной этому могут послужить не зависящие от него (форс-мажорные) обстоятельства, тогда оснований для обвинения нет. Мошенничество при заключении договора будет доказано, если на момент заключения соглашения у него отсутствовало необходимое количество товара, и источники его получения.
  2. Часть обязательств была исполнена, то есть фактически речь идет о ненадлежащем исполнении договора, что предусматривает разрешение конфликта в порядке гражданского судопроизводства. Однако дело может повернуться по-другому.
Пример. ООО «Алтай» подписало документы о поставке риса с компанией «М» и выполнило условия. Затем общество предложило продолжить сотрудничество, снизив цену ниже рыночной. Было заключено дополнительное соглашение, «М» оплатила поставку, но ничего не получила. Суд пришел к выводу, что со стороны поставщика имело место мошенничество путем злоупотребления доверием.

Если сторона, нарушившая условия соглашения, выполнила свои обязательства после истечения срока, добровольно и в полном объеме, обычно суд не рассматривает это как преднамеренное неисполнение договора.

Справедливости ради отметим, что случаи мошенничества в сфере предпринимательской деятельности, замаскированные под неисполнения договора, также встречаются часто. Поэтому защита интересов может потребоваться любой из сторон. Только опытный адвокат может правильно оценить всю совокупность обстоятельств, и выработать грамотную позицию, тактику защиты, поведения во время следствия и в суде.

В Санкт-Петербурге помощь в делах о мошенничестве оказывает адвокат Боцман А.Н., принимающий по адресу: Невский проспект, 153. Ближайшее метро — Площадь Александра Невского. Обращаясь к нему, вы можете рассчитывать на грамотную консультацию — опыт его работы в органах УВД, юстиции, налоговой полиции составляет больше 20-ти лет.

В любое время к нему можно обратиться по телефону: +7 (921) 357-29-63

Источник: http://911botsman.ru/moshennichestvo_predprinimatelskoi_sfere

Ответственность за Статью 159 часть 1: Мошенничество УК РФ карается лишением свободы до 2 лет

Договорное мошенничество

Чтобы деньги приносили прибыль, они должны работать. Как проще всего заставить свои сбережения приносить вам доход? Инвестировать в удачный проект. Но предварительно следует оценить степень риска и вероятность быть обманутым различного рода мошенниками.

Поэтому важно знать заранее, что такое мошенничество и какие формы его существуют. Итак, мошенничество УК РФ (ч. 1 ст.

159 Уголовного кодекса Российской Федерации) определяет как вид преступления, заключающийся в незаконном присвоении чужой собственности или завладении правами на нее, путем злоупотребления доверием или обмана.

Бытует мнение, что мошенничество не является чем-то уж слишком серьезным: “ну, обманул простачка, что ж такого”. Однако несмотря на то, что жертва сама, якобы “по доброй воле” расстается со своим имуществом, действия злоумышленника, способствующие этому, квалифицируются как преступление (вид воровства) и наказываются достаточно строго.

По данным ученых-криминалистов, Россия – одно из государств, где мошенничество распространено исключительно широко, имеет разнообразные схемы работы, а так же тенденцию к росту количества случаев и изощренности форм. К сожалению, в нашем государстве это явление – массовое.

Что принято считать мошенничеством

Что же считается мошенничеством, а что – нет? Как было сказано выше, мошенничеством в УК РФ считается разновидность хищения (кражи) имущества.

Хищение, согласно примечанию №1 к статье 158 УК РФ – это корыстное, противоправное, безвозмездное изъятие чужого имущества или присвоение на него прав, причиняющее ущерб владельцу.

Здесь важен факт отсутствия оплаты за имущество, которое перешло к другому лицу.

Что значит злоупотребление доверием и обман? Обманом считается сообщение заведомо ложной, не соответствующей действительности информации, сокрытие правды, фальсификация сведений или, например, выдача подделки за оригинал чего-либо ценного, а так же любые другие действия, вводящих в заблуждение.

Помните: незнание закона не освобождает от ответственности за его нарушение!

Злоупотребление доверием – это использование в корыстных целях доверительного отношения другого человека.

Доверие бывает обусловлено, например, родственными или дружескими отношениями, а так же служебным положением мошенника и зависимым положением жертвы.

Сюда же относятся ситуации, когда злоумышленник получает деньги в виде предоплаты услуг, которые он и не намерен выполнять. Или за товар, который и не собирался отдавать покупателю.

С юридической точки зрения, мошенничеством не считаются противоправные действия в отношении кого-либо, связанные со злоупотреблением доверием или обманом, но без хищения имущества, причиняющего ущерб его владельцу.

Ситуации, когда чужое имущество, обманным путем полученное у его хозяина, удерживается силой – так же не считаются мошенничеством. Например, злоумышленник просит телефон, чтобы сделать срочный звонок, но как только получает – скрывается с ним или отказывается возвращать. Это квалифицируется как грабеж.

И, наконец, если чужая собственность переходит в руки злоумышленника под действием угроз или запугиваний – это вымогательство.

Моментом окончания мошенничества считается время, когда незаконно завладевший чужим имуществом получил возможность распоряжаться им по своему усмотрению.

Ответственность за мошенничество

1. Согласно Уголовному кодексу Российской Федерации, мошенничество (статья 159), наказывается:

  • денежным штрафом до 120 000 рублей или в размере заработка (другого дохода) осужденного за период до 1 года;
  • принудительными работами – до 180 000 часов;
  • исправительными работами – до 1 года;
  • арестом – до 4 месяцев;
  • лишением свободы до 2 лет.

2. Мошенничество, которое совершила группа участников (предварительный сговор) или с причинением значительного ущерба владельцу имущества, наказывается:

  • денежным штрафом до 300 000 рублей или в размере заработка (другого дохода) подвергнутого наказанию за период до 2 лет;
  • обязательными работами – от 180 000 до 240 000 часов;
  • исправительными работами – до 2 лет;
  • лишением свободы до 5 лет.

3. Мошенничество, совершенное кем-либо при использовании своего служебного положения, или мошенничество в крупном размере, наказывается:

  • денежным штрафом от 100 000 до 500 000 рублей или в размере заработка (другого дохода) подвергнутого наказанию за период от 1 года до 3 лет;
  • лишением свободы до 6 лет с денежным штрафом до 10 000 рублей или в размере заработка (другого дохода) осужденного за 1 месяц, или без штрафа.

4. Мошенничество в особо крупных размерах или которое было совершено организованной группой, наказывается:

  • лишением свободы на срок до 10 лет с денежным штрафом до 1 000 000 рублей или в размере заработка (другого дохода) подвергнутого наказанию за период до 3 лет, или без штрафа.

Что представляют собой мошенник и его жертва?

Облик мошенника вряд ли может быть отталкивающим, скорее это будет располагающий к себе, приятный в общении человек, который умеет “втираться” в доверие и играть на человеческих чувствах.

Нередко злоумышленниками эксплуатируются низменные людские качества – жадность, страсть к легкой наживе или желании жертвы самому кого-либо обмануть, хотя иногда играют и на доброте, любви к ближнему, заботе о слабом и тому подобном.

Судя по этому, практически никто не гарантирован оттого, что никогда не будет обманут.

Ранее мошенники считались элитой преступного мира, поскольку это были люди, как правило, образованные, умные, хорошо разбирающиеся в психологии. Сейчас же, с доступностью большинству населения мобильной связи и интернета, у мошенников даже отпала необходимость быть хорошими актерами.

Изобретательность и изворотливость мошенничества не имеют пределов. Как только один вид работающей схемы обмана становится известным большинству людей – придумывается новая его форма или видоизменяется наработанная, и снова деньги наивных граждан потекли ручейком в чужие карманы.

Например, сфера коммуникаций давно и насквозь пропитана мошенничеством: далеко не каждый пройдет мимо просьбы перевести немного денег больному ребенку или перезвонит близкому, получив якобы от него SMS о том, что “случилась беда и срочно нужны деньги”.

Такой вид обмана привлекателен для недобросовестных граждан еще и потому, что жертве крайне сложно, а иногда и вообще невозможно узнать кто злоумышленник, ведь ни личного контакта, ни даже разговора между ними не было. Да и вернуть отданные деньги назад практически не реально.

Поэтому такие формы мошенничества широко распространены и работают годами.

Кроме современных высокотехнологичных форм обмана, не изжили себя и традиционные – карточное шулерство или наперсточничество. И, как ни странно, они стабильно приносят доход своим приверженцам.

Мошенничество простое или классическое

Классическое мошенничество – статья УК РФ 159, часть 1, рассматривается как вид присвоения чужого имущества путем обмана, совершенное без дополнительных отягчающих условий.

Например, это случаи, когда злоумышленник намеренно сообщает ложную информацию о себе, чтобы вынудить жертву отдать ему, например, деньги или ценную вещь. Такая разновидность мошенничества может быть основана на договоре или без него.

Например, взятие в долг некоторой суммы денег, пообещав через какое-то время вернуть, но не собираясь этого делать.

Квалифицированное мошенничество

Этот вид преступлений включает в себя мошенничество, совершенное при использовании служебного положения, или группой людей – профессиональных мошенников. Обычно ущерб пострадавшего при этом бывает значительнее, чем при классическом виде мошен

ничества. Эта разновидность преступлений сопровождается отягчающими признаками, и наказание за нее предусмотрено более серьезное.

Договорное мошенничество

Договорное мошенничество сопровождается заключением гражданско-правовых сделок мошенника с потерпевшим. Например, злоумышленник, согласно договору, обязуется передать жертве имущество, которого у него на самом деле нет. Жертва, не зная, что предмета сделки не существует, отдает мошеннику деньги и ничего не получает взамен.

Договорные заключения чаще всего оформляют при покупках и продажах дорогостоящего имущества – домов, квартир, транспорта и тому подобного. Такая разновидность преступлений часто квалифицируется как мошенничество в особо крупных размерах.

Зачастую подобные формы наживы разрабатываются и реализуются на практике группой злоумышленников, и их жертвами могут стать как отдельные лица, так и предприятия и организации.

Схема такого обмана может быть многоуровневой, включающей лжеуслуги нечистых на руку юристов, помогающих жертве “по закону” заключать договора и отдавать деньги мошенникам.

Внедоговорное мошенничество

Самый распространенный, многочисленный и многообразный вид мошенничества. Примеры таких случаев: просьба немедленно перевести деньги на номер телефона мошенника под видом близкого, попавшего в трудную ситуацию, вынуждение отдать деньги “целителю”, для снятия “порчи” и многое подобное.

Поскольку такие сделки, как правило, не всегда просто доказать, они часто остаются не раскрыты. Да и сами жертвы не торопятся с заявлениями в правоохранительные органы, особенно если сумма украденных средств была не большая.

Это позволяет мошенникам подолгу оставаться безнаказанными и разрабатывать новые способы отъема имущества граждан.

Электронное мошенничество

Спам, приходящий по электронной почте, в виде SMS-сообщений на телефон и другими способами, обычно содержит немалое количество шарлатанских посланий.

Во многих из этих писем можно прочесть предложения вступить в различные финансовые пирамиды, обещающие моментальное обогащение, просьбы выслать некую сумму на лечение больному, сделать взнос в различные благотворительные фонды, узнать много способов быстро заработать и другое подобное.

Платные рассылки. Случается так, что для отказа от какой-то навязываемой услуги требуется сделать звонок или отправить сообщение на “бесплатный” номер, в результате чего вы автоматически оказываетесь подписаны на некие платные рассылки, за которые с вашего счета будет постоянно списываться какая-то сумма. Либо она будет снята однократно.

Заражение компьютера или мобильного гаджета вредоносными программами. Это можно квалифицировать и как мошенничество, и как кражу.

В случае мошенничества – пострадавшего вынудят собственноручно перевести средства на счета злоумышленников, например, за разблокировку входа Windows.

Пример: на экран выводится текст, где от имени государственных служб сообщается об обнаружении на вашем компьютере пиратского софта, с требованием оплатить “штраф”. Естественно, деньги таким образом вымогают мошенники.

Звонки или сообщения на мобильные номера о том, что ваш родственник попал в трудную ситуацию, о выигрыше призов, об ошибочном зачислении на ваш номер некой суммы и прочее в этом роде. Суть подобных историй сводятся к одному – от вас ждут пополнения счетов злоумышленников.

Как не попасться на эти уловки? Не верить тем, кто обещает быстрое обогащение. Ранее существовавшие в реальной жизни финансовые пирамиды теперь переместились в Интернет. Про такого рода организации можно сказать, что это – мошенничество в особо крупных размерах, поскольку суммы там вращаются значительные. Естественно, заключив контракт, вы тут же станете их должником.

Если вы хотите поучаствовать в оплате лечения больному ребенку – наведите справки, уточните номер счета. Обычно, в реальных ситуациях выяснить это не сложно. Если приходит просьба о помощи от вашего близкого – прежде свяжитесь с ним по телефону лично.

Установите на компьютер и мобильное устройство (смартфон, планшет) средство антивирусной защиты и фильтр-антиспам. Это обезопасит вас от заражения вирусами и предотвратит несанкционированные звонки и рассылки с вашего мобильного номера.

Игры в наперсток, уличные лотереи, и прочие “лохотроны”

Очень старый и всем, казалось бы, известный вид мошенничества. Тем не менее, желающие в них поучаствовать все еще находятся.

Схема вовлечения довольно проста: перед глазами публики сообщник мошенников, под видом случайного прохожего, выигрывает крупные суммы денег.

Азартному человеку трудно пройти мимо, однако не забывайте, где лежит бесплатный сыр. Если вы и выиграете немного, потом обязательно проиграете все.

Игры в карты

Практикуются профессиональными картежниками-шулерами, обладающими, как правило, высокой квалификацией в этой криминальной профессии.

Предпочитают вовлекать в карточную игру пассажиров поездов, такси, постояльцев гостиниц или просто азартных людей, любящих риск и верящих в удачу. Для “клиента” игра будет обставлена так, что какое-то время ему будет везти, однако дело всегда кончается крупным проигрышем.

Есть особый склад психологии людей – склонность к игромании. Мошенники этой категории умеют безошибочно вычислять таких из толпы и вовлекать в игру.

Гадание

Разномастная категория – от уличных цыган, до всевозможных “целителей” и “прорицателей”. Работают по одиночке или группами. Тонкие психологи, умеют вычислить тех, на ком им удастся легко заработать.

Находя подход к внушаемому человеку (их клиенты, в основном, женщины), выслушивают жалобы, выражают сострадание и готовность избавить от всех жизненных неурядиц и болезней за определенную сумму, порой значительную. Используют элементы внушения и запугивания: “если не снять порчу сейчас – будет еще хуже”.

Обычно добиваются того, что жертва приходит к ним неоднократно на сеансы “целительства” и остается без денег и без желаемого результата “лечения”.

←Вернуться

Источник: http://ThinkAndRich.ru/o_moshennichestve_i_moshennikah/moshennichestvo_uk_rf_v_osobo_krupnih_razmerah

Неисполнение обязательств: гражданско-правовое нарушение или мошенничество? — Audit-it.ru

Договорное мошенничество

Журнал “Экономические преступления” № 3/2009

Анатолий Савченко, судья в отставке, доцент кафедры конституционного и административного права

Южно-Уральского государственного университета (г. Челябинск)

Сложно даже представить гражданско-правовой спор, в котором одной из сторон выступает лицо, похитившее имущество, требуя признать хищение сделкой ввиду того, что им приняты меры к полному возмещению вреда.

Между тем обратная ситуация вполне реальна и имеет место на практике.

Как бы парадоксально это ни звучало, неисполнение обязательств по гражданско-правовому договору при наличии определенных обстоятельств может быть квалифицировано судом как экономическое преступление.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации.

Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо1.

В ст. 1 Протокола № 4 от 16.09.63 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. сформулирована норма международного права, в соответствии с которой «никто не может быть лишен свободы лишь на том основании, что он не в состоянии выполнить какое-либо контрактное обязательство».

Насколько обеспечивается действие этой нормы в России и как правильно разграничить неисполнение договорных обязательств и преступление в сфере экономики?

Позиция Верховного Суда РФ

К сожалению, Верховный Суд РФ ни в одном из своих разъяснений, имеющих целью обеспечение правильного и единообразного применения судами норм уголовного права, не дает четких ответов по давно назревшей в правоприменении проблеме, касающейся права субъекта гражданско-правовых отношений не быть лишенным свободы в связи с невыполнением какого-либо обязательства.

Стоит особо подчеркнуть, что речь идет об обязательстве, которое сторона принимает в силу договора.

В договоре прописаны последствия и конкретные санкции за невыполнение взятого обязательства, применяемые в порядке гражданского судопроизводства, в ресурсе которого имеются механизмы восстановления нарушенного права и понуждения недобросовестного участника исполнить обязательства.

Лишь отчасти оценка рассматриваемой проблеме дана в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.07 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Как указано в абз. 2 п.

3 данного постановления, «злоупотребление доверием при мошенничестве также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства)».

Согласно п.

5 постановления, в случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

О наличии умысла, направленного на хищение, по мнению Пленума ВС РФ, могут свидетельствовать следующие обстоятельства: заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

В то же время Пленум ВС РФ указывает, что упомянутые обстоятельства сами по себе не могут предрешать выводы суда о виновности лица в совершении мошенничества. В каждом конкретном случае необходимо с учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства.

Реалии практики

Если проанализировать рекомендации Пленума ВС РФ, получается, что умысел на хищение определяется лишь фактом неисполнения обязательства.

Определение наличия умысла основывается на умозаключении следователя о фиктивности гражданско-правового обязательства. Стало быть, договор ревизируется должностным лицом, практикующим в области уголовного процесса, вне рамок гражданского судопроизводства и без соответствующих полномочий.

Вся процедура гражданского судопроизводства (признания судом конкретной сделки мнимой) заменяется суждением следователя, сформулированным в одном слове «якобы» («якобы для исполнения договора»).

В результате наличие умысла на мошенничество в действиях недобросовестного участника гражданско-правовой сделки является уже «заданным параметром» для судьи, который рассматривает обоснованность предъявленного обвинения в мошенничестве.

При таком подходе к усмотрению умысла на мошенничество перечень обстоятельств, свидетельствующих о преступных
намерениях участника гражданско-правового договора, может расширяться до бесконечности, а вся процедура разбирательства уголовного дела сводится к формальности с предсказуемым результатом — обвинительным приговором.

Так, например, на практике об умысле на мошенничество может свидетельствовать и частичное исполнение обязательств по договору. Это обстоятельство суд расценивает как создание видимости исполнения обязательств, без намерения его исполнить. Кстати, в правоприменительной практике такой подход имеет место.

> Л. была осуждена за мошенничество, т. е. хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере (ч. 4 ст.

159 УК РФ) и приговорена к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3,5 года, а также штрафу в размере 50 тыс. руб.

Обстоятельства совершения ею преступления в приговоре изложены следующим образом.

В феврале – марте 2005 г. Л. узнала, что у ООО «А» имеется транспортное средство, предназначенное для продажи, и у нее возник умысел на хищение данного транспортного средства. Реализуя свой преступный умысел, Л.

заявила представителям ООО «А» о намерении приобрести данное транспортное средство на условиях отсрочки платежа, в то время как фактически не собиралась оплачивать его. Тем самым Л.

вводила в заблуждение представителей ООО «А» относительно добросовестности своих намерений.

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/court/a52/186079.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.