Бездействие приводит к негативным последствиям

Опасное бездействие

Бездействие приводит к негативным последствиям

Моя позиция может, на первый взгляд, показаться удивительной – она о критике решения ЕСПЧ, поддержавшего доводы государства и, соответственно, отклонившего жалобу заявителя.

То, что Европейский Суд признал действия России законными, обоснованными и не нарушающими права граждан, – само по себе, конечно, хорошо.

В то же время в контексте защиты родительских прав отцов изложенные в данном документе выводы представляются катастрофическими.

13 июля в «АГ» была опубликована новость о Постановлении ЕСПЧ по делу «Илья Ляпин против России», в котором Страсбургский суд рассмотрел вопрос о правомерности лишения родительских прав отца, не сумевшего доказать, что он принимал участие в воспитании и содержании сына.

ЕСПЧ подтвердил, что лишение родительских прав со ссылкой на пассивное поведение родителя допустимоОднако двое судей подход большинства не поддержали, они полагают, что такая суровая мера может применяться, только если родитель представляет реальную угрозу для ребенка

Данное постановление следует внимательно изучить всем адвокатам, оказывающим юридическую помощь по семейным делам.

Но даже из приведенного в указанной публикации описания очевидно, какого принципа, вынося это решение, придерживался Европейский Суд: родительское бездействие (обозначу его так) должно оцениваться отрицательно для отца, и, если ребенка хочет усыновить отчим (супруг матери ребенка), биологического отца следует лишить родительских прав.

Как отмечено в новости, «по мнению Суда, крайне важно учитывать существующие семейные связи между супругами и детьми, о которых они заботятся. В данном случае Суд решил, что В. очевидно считал своим отцом М. и хотел быть его сыном.

Если ребенок долгое время проживает не с биологическим родителем, интерес такого ребенка в том, чтобы его фактическая семья не изменилась. И этот интерес важнее, чем право родителя на воссоединение со своим ребенком», – подчеркнул ЕСПЧ.

Не буду оценивать ситуацию заявителя жалобы, поскольку не знаком с подробностями данного дела, а спроецирую выводы Европейского Суда на «боевую», скажем так, обстановку. Я действительно считаю, что последствия данного решения ЕСПЧ могут быть разрушительными.

Я недаром назвал ее «боевой»: не только адвокаты по семейным делам, но и другие коллеги знают, как много споров происходит между бывшими супругами относительно определения места жительства детей или порядка общения с ними проживающего отдельно родителя.

Иногда, к сожалению, экс-супруги (либо один из них) ведут такие споры исключительно ради того, чтобы заставить нервничать бывшего мужа (жену). Такая мотивация, на мой взгляд, отвратительна вплоть до аморальности и потому недопустима.

Но бывает, причем нередко, что другой родитель (в подавляющем большинстве случаев отец) ведет борьбу потому, что по-настоящему хочет сохранить связь с ребенком.

Мнение последнего, полагаю, при малейшей предоставляемой законом возможности нужно учитывать.

Мотивация, приведенная в описании решения ЕСПЧ («В. очевидно считал своим отцом М. и хотел быть его сыном»), сама по себе не удивляет.

Например, в моей практике был случай, когда к моменту спора девушка уже носила фамилию отчима, поменяв ее при получении паспорта в 14 лет (взяла фамилию матери, которая ранее сменила ее, вступив в брак с отчимом девушки), но настойчиво хотела и отчество сменить на производное от имени отчима – настолько она ценила его и считала своим отцом. Однако в отсутствие качественно проведенной судебно-психологической экспертизы, позволяющей выслушать всех участников конфликта, невозможно было утверждать, что на ребенка не оказывалось давление (разумеется, мягкое, убеждающее, но все-таки давление) со стороны матери (и, возможно, отчима), поскольку уверенности в том, что ребенок выразил свое истинное мнение, все равно не было.

Но главное, на мой взгляд, даже не то, что ЕСПЧ применил к российской ситуации формальные европейские «лекала», отрицающие особую роль в жизни ребенка именно биологических родителей, – что характерно для традиционного уклада российского общества, – и пренебрегающие кровным родством ради возможности усыновления.

Европейский Суд совершенно формально, на мой взгляд, отнесся к доводам отца и отверг их: «Суд посчитал аргументы заявителя противоречивыми.

Так, Илья Ляпин утверждал, что воздерживался от общения с сыном, чтобы тот мог привыкнуть к жизни с новым мужем матери. И в то же время утверждал, что А. препятствовала такому общению.

Однако, – заметил ЕСПЧ, – в любом случае ни один из этих аргументов не является убедительным».

Практикующим российским адвокатам прекрасно известно, что противоречия здесь вполне может не быть.

Например, мне и многим коллегам знакомы случаи, когда из-за конфликтных отношений с бывшим мужем мать ребенка (с которой тот либо оставался автоматически, либо был оставлен по решению суда) всячески препятствовала общению отца и сына.

Чтобы не усугублять положение и сберечь психологическое здоровье ребенка, не травмировать его сценами между родителями, отец отступал.

В свете рассматриваемого постановления ЕСПЧ выходит, что отец, который бережет своего ребенка в ущерб своим правам, заранее проигрывает «битву» за него (вплоть до полного «уничтожения» его как вынужденно-воюющей в этом споре стороны – посредством лишения родительских прав).

Мы не можем не принимать во внимание данную позицию Европейского Суда (как и сложившуюся в России правоприменительную практику, в подавляющем большинстве случаев неблагоприятную для отцов).

Соответственно, информируя отцов как наших доверителей, будем обязаны предупреждать об опасности такого бездействия (хотя оно и вызвано заботой о ребенке) и рекомендовать обязательно обозначать свои родительские права всеми законными средствами, настаивать на их осуществлении.

Потому что, если не сделать этого сразу после распада семьи, – потом будет поздно.

Катастрофичность изложенных в постановлении ЕСПЧ выводов такова, что теперь решение данного вопроса нельзя откладывать даже на год-два в ожидании того, что мать ребенка «сменит гнев на милость», или в уповании на уменьшение взаимной неприязни бывших супругов.

Отцу ребенка необходимо сразу после расторжения брака (еще лучше – с первого же часа раздельного проживания супругов) делать все, чтобы сохранять свое присутствие в жизни ребенка наравне с его матерью (несмотря на раздельное проживание), какие бы хитрости и коварство со стороны последней ни пришлось преодолевать.

Лично я теперь буду рекомендовать доверителям, желающим сохранить отношения с ребенком, заключать соглашение с матерью ребенка о порядке общения отца с ним – независимо от того, как складывается их общение после распада семьи.

И если бывшая жена под любыми предлогами отказывается от заключения такого соглашения – незамедлительно обращаться в суд с иском об определении указанного порядка.

Если этого не сделать, во многих случаях потом будет поздно что-либо предпринимать, даже обращаясь в суд.

В надежде на лучшее – для ребенка – решение этой проблемы меня укрепляет лишь уверенность в том, что отец, желающий сохранить отношения с детьми, преодолеет все преграды. А мы, в свою очередь, поможем защитить его отцовство.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/opasnoe-bezdeystvie/

Условия уголовной ответственности за преступное бездействие

Бездействие приводит к негативным последствиям

Бездействие – это вторая форма общественно опасного про­тивоправного деяния. Оно заключается в неисполнении или не­надлежащем исполнении лежащей на лице юридической обязан­ности либо в невоспрепятствовании наступлению последствий, которые лицо обязано было и могло предотвратить.

Бездействие в социально-правовом значении и физическом смысле — нетождественные понятия. Лицо может физически дей­ствовать, например, при уклонении от призыва на военную служ­бу, скрываться, переезжая из одного населенного пункта в дру­гой, совершить акт членовредительства и т. д.

, при уклонении от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или фи­зического лица, представлять подложные документы, произво­дить пересортицу товара и т. д.

Однако с точки зрения уголовного права подобное поведение должно расцениваться как бездействие, поскольку лицо не выполняет возложенную на него обязан­ность: нести военную службу в соответствии с федеральным зако­нодательством, платить таможенные платежи и т. п.

Бездействие может проявиться как в единичном факте неис­полнения или ненадлежащего исполнения обязанностей, так и в системе определенного преступного поведения. Например, отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний (ст.

308 УК РФ) представляет собой единичный акт бездействия. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ), злостное уклонение от уплаты средств на содержание де­тей или нетрудоспособных родителей (ст.

157 УК РФ), злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК РФ), злостное уклонение от предоставления инвестору или контролирующему органу информации, определенной законода­тельством Российской Федерации о ценных бумагах (ст. 185.

1 УК РФ), и др. предполагают систему преступного поведения, вы­ражающегося в бездействии.

Бездействие – это воздержание от обязательного действия, предписанного нормативными требованиями. Следовательно, от­ветственность за бездействие может наступать только в том слу­чае, если на лице лежала юридическая обязанность действовать оп­ределенным образом, совершать определенные поступки.

Нару­шение норм морали и нравственности также может привести к тяжким последствиям при бездействии лица, имевшего возмож­ность предотвратить их, однако это не влечет уголовной ответст­венности (например, прохожий заметил, что произошел размыв насыпи под железнодорожными путями, но не сообщил об этом работникам железной дороги).

Источниками правовой обязанно­сти могут быть:

1. закон или иной нормативный правовой акт;

2. профессиональные обязанности или служебное положение;

3. судебный акт;

4. предшествующее поведение лица, вызвавшее опасность наступления последствий, поставившее под угрозу какие-либо охраняемые законом интересы.

Так, согласно ст. 59 Конституции РФ защита Отечества явля­ется долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Он должен нести военную службу в соответствии с федеральным законом. Игнорирование указанных требований образует состав преступления, предусмотренного ст. 328 УК РФ.

Профессиональные обязанности и служебное положение предполагают строго определенное, регламентированное норма­тивными актами поведение лица, совершение необходимых по профессии или по службе действий. Например, неоказание вра­чом помощи больному образует преступление, предусмотренное ст. 124 УК РФ.

Неисполнение приговора суда, решения суда или иного су­дебного акта (ст. 315 УК РФ) предполагает наличие судебного ре­шения, которым лицо обязывается к совершению определенных действий.

Лицо, создавшее опасность причинения вреда правоохраняемым интересам, обязано предотвратить наступление вредного по­следствия. В этом случае бездействию предшествует действие, ко­торым и создается указанная опасность. Так, ст. 125 УК РФ пре­дусмотрена ответственность за оставление в опасности лица в случае, если виновный сам поставил его в опасное для жизни и здоровья состояние.

При определении ответственности за бездействие необходимо установить не только юридическую обязанность действовать, но и наличие реальной возможности действовать надлежащим обра­зом.

Оно определяется на основе объективных обстоятельств (места, времени, ситуации и т. д.) и субъективных возможностей лица.

Если оно не могло действовать надлежащим образом в силу объективных или субъективных причин, то уголовная ответствен­ность за бездействие исключается.

Необходимо иметь в виду, что в ряде случаев сам законодатель при определенных условиях ограничивает обязанность действо­вать. Согласно ст. 270 УК РФ капитан судна, не оказавший помо­щи людям, терпящим бедствие на море или ином водном пути, не несет уголовной ответственности, если такая помощь не могла быть оказана без серьезной опасности для своего судна, его эки­пажа и пассажиров.

Бездействие как форма деяния исключается в продолжаемом преступлении, так как такого рода посягательство, являясь еди­ным (единичным) преступлением, состоит из ряда тождествен­ных действий, объединенных единым умыслом и направленных к достижению одной цели. Длящееся же преступление, наоборот, может совершаться путем бездействия, поскольку оно характери­зуется первоначальным актом действия или бездействия с после­дующим длительным невыполнением возложенных на лицо обя­занностей.

В теории уголовного права выделяются два вида преступного бездействия:

· чистое бездействие;

· смешанное бездействие.

Чистое бездействие предполагает невыполнение действий, ко­торые лицо должно было и могло выполнить. Этот вид бездейст­вия встречается довольно редко.

Таким образом, например, со­вершаются невозвращение в установленный срок на территорию Российской Федерации предметов художественного, историче­ского и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран, вывезенных за ее пределы (ст. 190 УК РФ) и некоторые др. преступления.

Смешанное бездействие имеет место тогда, когда лицо испол­няет обязанности либо ненадлежаще, либо в неполном объеме (например, при халатности – ст. 293 УК РФ).

Началом бездействия следует считать возникновение той си­туации, при которой лицо должно было совершить определенные действия и имело для этого реальные возможности. Например, бездействие врача, не оказавшего помощь больному, начинается с момента получения вызова (ст.

124 УК РФ); бездействие свиде­теля или потерпевшего, отказавшегося от дачи показаний, — с мо­мента заявления об этом дознавателю, следователю, прокурору или суду (ст.

308 УК РФ); неисполнение военнослужащим прика­за — с момента получения приказа начальника, отданного в уста­новленном порядке (ст. 332 УК РФ), и т. д.

Окончание преступно­го бездействия обусловливается: его пресечением правоохрани­тельными органами, явкой с повинной, прекращением обязанности действовать определенным образом, возникновени­ем обстоятельств, исключающих возможность выполнения тре­буемых действий.

Источник: https://studopedia.ru/10_217263_usloviya-ugolovnoy-otvetstvennosti-za-prestupnoe-bezdeystvie.html

О пользе и вреде бездействия

Бездействие приводит к негативным последствиям
?

Ольга Серебровская (olga_srb) wrote,
2020-03-18 11:01:00 Ольга Серебровская
olga_srb
2020-03-18 11:01:00 Categories: В одном из недавних постов я коснулась очень опасного психологического феномена – недооценки последствий бездействия.

Известно, что тенденция недооценивать возможные последствия бездействия в сравнении с возможными последствиями действия, имеет широкое распространение. Если у человека есть выбор: сделать что-то, в эффективности чего он не вполне уверен, или не делать ничего (при этом он догадывается, что отмахнуться от проблемы нельзя), он предпочтет второе.

Более того: при наступлении неблагоприятных последствий вследствие бездействия люди считают это опасное бездействие менее аморальным, чем если бы им предложили оценить неблагоприятные последствия активных действий.

Первым приходящим в голову примером такого феномена является антивакцинаторство, когда родители предпочитают риск получить осложнения от болезни риску получить осложнения от профилактической прививки.

Достоверно известно, что риск осложнения от прививки намного ниже риска заболеть инфекционным заболеванием, не будучи привитым, и тем не менее родители выбирают решение, которое не требует активного действия (то есть отказ).

Почему? Почему при выборе между действием и бездействием, которые объективно влекут равный вред, люди достоверно чаще выбирают бездействие, считая его более безопасным?

И все ли делают выбор в пользу бездействия?

Ответ на этот вопрос напрямую связан с личной ответственностью. Ответственность за действие подавляющим большинством людей воспринимается как бо́льшая, чем ответственность за бездействие. В их сознании формула «я ничего не делал» как бы снимает с них всю обязанность отвечать за поступок. Нет поступка (действия) – нет обязанности за него отвечать.

Рассуждающие подобным образом люди почему-то не хотят понять, что отказ от чего-либо – это тоже поступок! И его следствием является точно такая же обязанность отвечать за свое решение и его последствия.

Отказы от действия встречаются сплошь и рядом, причем большинство этих отказов связаны не только в безответственностью, но и с невысоким уровнем развития мышления. Если «отказнику» задать вопрос «почему», как правило, он пробормочет что-то невнятное.

Усилий, направленных на поиск достоверной информации, могущей выступить в качестве убедительного аргумента «за» или «против», он не предпринимает.В качестве доказательства обоснованности своего бездействия он может привести примеры, которые иллюстрируют не реальную опасность действия, а другой психологический феномен: склонность видеть взаимосвязь там, где она отсутствует.

Пример: ребенок принимает препарат, назначенный врачом, и внезапно у него поднимается температура. Является ли подъем температуры побочным действием лекарственного средства? Между этими двумя события может не быть никакой связи, но если мама подсознательно настроена против медикаментозного лечения, она эту связь увидит.

Впечатленная собственным заблуждением (заблуждение состоит в уверенности во вреде лекарства), она отменит врачебное назначение, а потом еще и предостережет своих подписчиков: «Таблетки вредят – девочки, не давайте их своим детям».

Приписывание объекту отрицательных качеств, которыми он не обладает, является очень распространенным заблуждением.

При оценке связи двух событий, вроде приема лекарства и недомогания, люди обращают внимание на неожиданные эффекты и игнорируют другие наблюдения (например, ситуации, когда ребенок принимал лекарственные средства и у него не поднималась температура).

Понятно, что нормальный, то есть ответственный, родитель не станет самостоятельно корректировать врачебные предписания и, прежде чем отменять препарат, посоветуется с доктором. Но таких мам и пап, увы, не большинство…И все-таки у бездействия есть польза.

Например, когда некоторые комментаторы, не имеющие к медицине никакого отношения, но уверенно разглагольствующие о вреде прививок и медикаментозного лечения, воздерживаются от выступлений, это – польза. психолог

  • В продолжение вчерашнего разговора я хочу рассказать об обсуждении, свидетелем которого стала на днях. Но сначала я хочу предупредить о том, что…
  • Когда моя мама была девочкой, она училась в обычной женской школе в Колпачном переулке. Как и остальные ученицы, в школу и из школы она ходила…
  • Наша жизнь постоянно меняется, и многие перемены носят весьма значительный и внезапный характер. Взять, например, пандемию. Кто мог предположить,…
  • Толерантность нельзя измерить объективно, однако любого человека можно отнести к более или к менее терпимым людям, проанализировав его отношение ко…
  • Некоторые считают мечтания и грезы пустой тратой времени или, что еще хуже, связывают их с риском дальнейших разочарований. Для них мечта – это…
  • Назовем вещи своими именами и признаем, что буквальный перевод английского слова networking – плетение сети – очень точно отражает суть данного…
  • То, что люди говорят о быте или критически обсуждают поступки лиц из ближайшего окружения, подтвердили многие. И с тем, что преимущественное…
  • В детстве я была уверена, что любой разговор взрослых людей – это разговор о важным вещах, непостижимых для детского ума. Я не сомневалась, что если…
  • Полтора-два столетия назад одеваться было легко и просто. Если человек относился к трудягам, не разгибающим спину от рассвета до заката, то ему…

Источник: https://olga-srb.livejournal.com/657666.html

Бездействие приводит к негативным последствиям

Бездействие приводит к негативным последствиям

объективной стороны преступления обычно раскрывается с характеристики действия (бездействия). В системе элементов объективной стороны действие (бездействие) занимает центральное место.

Выполнение действия (бездействия) фиксирует начальный момент преступного посягательства, начальный момент выполнения состава преступления, переход от стадии приготовления к стадии покушения на преступление.

С момента выполнения действия можно определить направленность деяния на конкретный объект, охраняемый уголовным законом.

С выполнением действия (бездействия) уголовно-правовое значение приобретают способ, орудия и средства совершения преступления, обстановка, место и время совершения преступления.

В процессе выполнения действия или бездействия создается реальная угроза причинения вреда объекту посягательства.

Действие порождает последующие звенья объективной стороны преступления — преступный вред и причинную связь.

Наименования «действие» и «бездействие» носят условно-обобщающий и чисто уголовно-правовой характер. В этих наименованиях заложено традиционное для уголовного права выделение двух форм преступного поведения: активной — в форме действия и пассивной — в форме бездействия.

Преступное действие — это системообразующий элемент объективной стороны преступления, в обобщенном виде отражающий активные формы общественно опасного посягательства (поведения) преступника, в процессе совершения которого создается реальная угроза причинения вреда охраняемым уголовным законом объектам.

Преступное действие характеризуется такими признаками, как общественная опасность и противоправность.

Общественная опасность определяется способом действия, средствами и орудиями совершения преступления, направленностью действия на объект уголовно-правовой охраны и степенью угрозы причинения вреда.

Противоправность действия вытекает из его общественной опасности и выражается в запрещенности совершения данных действий уголовным законом под страхом наказания.

Преступные действия различаются по степени сложности. Наиболее простые действия включают одно или несколько телодвижений: удар — при причинении вреда здоровью, рывок — при грабеже, жест — при оскорблении и т.д.

В большинстве преступлений объективная сторона имеет более сложное содержание. Процесс выполнения объективной стороны может включать ряд действий либо преступное поведение, например, при мошенничестве (ст. 159 УК), преднамеренном банкротстве (ст.

196 УК), совершении массовых беспорядков (ст. 212 УК), хулиганских действиях (ст. 213 УК).

Преступные действия различаются по своему содержанию. действия зависит от характера активности субъекта, объекта посягательства и характера причиняемого вреда.

Так, по содержанию можно выделить действия, характеризующиеся преимущественно применением физического воздействия на физические объекты.

Такие действия характерны для преступлений против личности — убийство, побои; для преступлений против имущества — кражи, уничтожение имущества и т.д.

В самостоятельную группу можно выделить преступные действия, характеризующиеся преимущественно применением психического воздействия на моральное, нравственное, психическое состояние человека и т.д.

Психическое воздействие может осуществляться в словесной форме — например, угроза убийством (ст. 119 УК), клевета (ст. 129 УК), публичные призывы к развязыванию агрессивной войны (ст. 354 УК); в форме жеста — например, при угрозе убийством (ст. 119 УК), при оскорблении (ст.

130 УК), вымогательстве (ст. 163 УК), либо в более сложных формах поведения.

Третью группу составляют преступные действия, характеризующиеся преимущественно применением интеллектуальных, умственных сил. Здесь в качестве общественно вредного результата выступает сам продукт интеллектуальной деятельности.

Такое содержание имеет объективная сторона таких преступлений, как фальсификация избирательных документов (ст. 142 УК), руководство незаконным вооруженным формированием (ст. 208 УК), преступным сообществом (ст. 210 УК), создание вредоносных программ для ЭВМ (ст.

273 УК), планирование агрессивной войны (ст. 353 УК).

Второй формой совершения преступного деяния является бездействие.

Преступное бездействие — это пассивное поведение человека, выражающееся в невыполнении или ненадлежащем выполнении возложенных на лицо обязанностей, которые оно должно было и могло выполнить в данных конкретных условиях.

В этом отличие преступного бездействия от преступного действия. Отклонение от должного поведения и несовершение требуемых действий могут создать угрозу причинения вреда охраняемым уголовным законом благам либо вызвать реальные вредные последствия.

Как социально опасная форма преступного поведения, преступное бездействие не отличается от преступного действия.

Общественная опасность бездействия определяется его способностью создавать угрозу причинения вреда охраняемым законом отношениям или вызывать реальный вред.

Противоправность бездействия состоит в запрещенности уголовным законом воздержания от совершения требуемого действия под угрозой применения уголовного наказания. Обязательность совершения требуемого действия чаще всего имеет нормативный характер.

Эта нормативность находит отражение в УК РФ, когда в составах преступлений, предусматривающих ответственность за бездействие, содержится указание на нарушение нормативно-правовых актов: нарушение правил охраны окружающей среды (ст. 246 УК), нарушение правил обращения экологически опасных веществ (ст. 247 УК), нарушение санитарно-эпидемиологических правил (ст.

236 УК). Ответственность за бездействие может наступить не только по специальным, но и по общим нормам, например, при причинении вреда здоровью, уничтожении или повреждении имущества. Но в этом случае требуется доказать, что бездействие лица нарушило соответствующие нормативные акты, например, правила пожарной безопасности, правила производства опасных работ и т.д.

Установление на практике случаев уголовно наказуемых видов бездействия нередко затруднено в связи с тем, что в УК не всегда имеются достаточно четкие указания на возможность совершения данного преступления путем бездействия. Так, в ст.

105,106 УК РФ говорится об ответственности за убийство, но в этих нормах не конкретизирована форма преступного деяния лица, виновного в противоправном лишении жизни другого человека.

В таких случаях возникает необходимость в процессе уголовно-правовой квалификации определить пределы уголовно наказуемого бездействия.

Следует установить, когда лицо обязано действовать соответствующим образом и предотвратить наступление вредных последствий. В теории и судебной практике принято считать, что такого рода обязанность возлагается на гражданина в силу:

  1. прямого указания закона или иного нормативного акта;
  2. служебной, профессиональной или иной обязанности;
  3. обусловленности предшествующей деятельностью, когда лицо само поставило правоохраняемые интересы в опасное состояние, т.е. создало угрозу возникновения вредных последствий.

Нормативное требование является общим для всех этих оснований ответственности за бездействие.

Важной предпосылкой ответственности за бездействие является наличие у данного лица реальной возможности осуществить активные действия и предотвратить вредные последствия.

Пределы этой возможности определяются как объективными обстоятельствами (обстановкой, временем, конкретной ситуацией), так и субъективными возможностями (опыт, знание, психическое состояние) лица.

При отсутствии у лица реальной возможности действовать уголовная ответственность за бездействие исключается.

Классификация видов преступного бездействия в основном сводится к выделению так называемых «чистого» и «смешанного» бездействия. Чистое бездействие (omission) заключается в полной пассивности, воздержании от совершения конкретных действий. Формами такого бездействия являются различные виды уклонения, неоказание помощи, неисполнение приказа.

При смешанном бездействии объективная сторона состава преступления выполняется как действием, так и бездействием. Формами такого бездействия могут быть разглашения, утраты, халатность и т.д.

По подсчетам ученых, в УК РСФСР 1960 г. из 238 основных составов путем чистого бездействия могло быть выполнено 22 состава преступления и еще 50 — путем смешанного бездействия. В УК РФ 1996 г. имеется 65 составов бездействия (как чистого, так и смешанного) из 260 основных составов.

Физическая природа преступного бездействия зависит от характеристики того общественно полезного действия, которое лицо должно было выполнить в силу возложенной на него обязанности. В зависимости от характеристики действия можно выделить и несколько видов бездействия.

Первую группу составляют действия, направленные на достижение, предоставление, создание общественно полезного блага.

Это, например, исполнение обязанности военной службы, выполнение алиментных обязательств, выполнение законодательства о труде при приеме на работу беременных женщин, при выплате заработной платы и т.д.

Бездействие в этом случае выражается в воздержании лица от совершения предметного, результативного общественно полезного действия.

Источник: https://zaiminasileni.ru/bezdejstvie-privodit-k-negativnym-posledstvijam/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.