Амнистия на 2020

Заключенных можно амнистировать и в сентябре

Амнистия на 2020

26.04.2020 21:31:00

Правозащитники и адвокаты предлагают приурочить акт гуманизма к дню окончания Второй мировой войны

Правозащитники настаивают, что только санитарной обработки колоний недостаточно. Фото с сайта www.fsin.su

В президентском Совете по правам человека (СПЧ) продолжается обсуждение вопроса о возможной амнистии заключенных и подследственных в связи с эпидемией коронавируса. Прорабатываются и иные варианты разгрузки пенитенциарной системы.

По мнению правозащитников и адвокатов, СИЗО и колонии – это потенциальные эпицентры распространения болезни, а потому бездействие властей вызывает у них тревогу.

В связи с этим предлагается не ссылаться на невозможность успеть с амнистией к 9 мая, а вслед за переносом этого праздника готовить ее, например, к 3 сентября – Дню окончания Второй мировой войны.

Правозащитники посчитали, что в России за решеткой сейчас находится около 9,5 тыс. человек старше 60 лет, а здоровье серьезно подорвано у еще большего количества заключенных.

При этом, например, член СПЧ Андрей Бабушкин напомнил, что кроме реальных преступников в СИЗО и колониях содержатся десятки тысяч «жертв как следственных, так и судебных ошибок, а также злоупотреблений».

Наиболее оптимальным вариантом разгрузки системы, полагает он, могла бы стать широкая амнистия для осужденных хотя бы по легким статьям. И если ее не успеть приурочить к 75-летию Победы, то в связи с переносом даты празднования можно было уже сейчас начать работу над проектом.

Правда, если планировать амнистию, скажем, на сентябрь, то как тогда ссылаться на необходимость акта именно антивирусного гуманизма?

В СПЧ рассказали «НГ», что глава совета Валерий Фадеев уже обращался в администрацию президента за разъяснением ситуации, но там, похоже, инициативу правозащитников не поддержали. Но когда на прошлой неделе Кремль разъяснял, что президент Владимир Путин, дескать, не обозначал свою позицию по амнистии к Дню Победы, то там сослались на «отсутствие официальных предложений».

«Ситуация странная. Якобы нет официального запроса на амнистию, она не востребована и обществом. А как же проект амнистии, еще в феврале внесенный депутатом Госдумы Сергеем Шаргуновым, а предложения СПЧ?» – удивился член СПЧ Александр Брод.

По его мнению, эти инициативы нельзя рассматривать как прихоть отдельных людей.

«Недавно в своем обращении к председателю Верховного суда глава ФСИН указывал на высокую плотность лиц, содержащихся в СИЗО и исправительных учреждениях, что крайне опасно особенно в период пандемии», – напомнил Брод. Он привел «НГ» примеры решения данной проблемы в других странах.

В Белоруссии и Украине законопроекты об амнистии внесены в парламенты и уже рассматриваются. Амнистии в связи с эпидемией осуществляются в Италии, Франции, некоторых землях ФРГ. Парламент Турции решил временно освободить 45 тыс. заключенных, столько же амнистировано.

Подобные меры, считает Брод, можно было бы реализовать и в России. Например, стоит ускорить процессы условно-досрочного освобождения (УДО), а также разгрузить СИЗО, избирая альтернативные аресту меры пресечения.

По словам правозащитника, складывается впечатление, будто власти упустили момент, а «потом тема амнистии просто распылилась, ее заслонили текущие проблемы».

Но Брод предлагает к ней вернуться, тем более что Парад Победы скорее всего будет перенесен на осень – к Дню окончания Второй мировой войны. Это значит, что время для работы над актом о помиловании еще есть.

В СПЧ между тем призывают власти уже сейчас искать альтернативные пути для освобождения людей. Как заметил тот же Бабушкин, амнистия – не самоцель правозащитников.

«Мы уже обратились в Следственный комитет, МВД, ФСИН и Совет судей с просьбой максимально содействовать переводу людей из СИЗО под домашний арест, проверяем все поступающие сигналы о неблагополучной эпидемиологической ситуации в местах принудительного содержания», – говорится в переписке СПЧ с Фадеевым.

Как один из вариантов там действительно предлагают задействовать механизмы УДО. Есть и такая инициатива – перевести на домашний арест или дать еще более мягкую меру пресечения тем, кто привлекается за ненасильственные преступления.

В период эпидемии, как настаивают правозащитники, ухудшаются и бытовые условия осужденных. Например, посылки временно запрещены, а ассортимент товара в тюремных магазинах сократился вдвое, поставляется крайне нерегулярно.

В некоторых регионах не работает услуга «ФСИН-письмо», то есть заключенные не могут и повидаться с родственниками, и написать им.

Стало больше жалоб на медпомощь и отсутствие в колониях не только антисептиков, но и обычного мыла.

В адвокатском сообществе тоже заявляют о готовности принять участие в подготовке проекта амнистии. В обращении Адвокатской палаты Москвы напоминается, что сейчас угрозе заражения подвергаются не только сидельцы, но и посещающие их защитники.

При этом последним все сложнее общаться с доверителями, которых содержат в СИЗО.

«Мы отмечаем объективно обусловленное снижение возможности доступа адвокатов к заключенным, а самих заключенных – к правосудию в условиях функционирования учреждений ФСИН России, связанных с противоэпидемиологическими ограничениями», – сообщается в этом документе.

Как напомнил «НГ» адвокат Вячеслав Голенев, амнистия к юбилейному Дню Победы – это сложившийся политический обычай, от которого не надо отказываться и в 2020 году. Понятно, что эпидемия не позволяет провести масштабные празднования именно 9 мая, а стало быть, и амнистию.

«Но тогда уместным было бы провести ее к 3 сентября 2020-го», – поддержал адвокат инициативу правозащитников. По его словам, в идеале под освобождение должны подпасть впервые осужденные за преступления небольшой и средней тяжести, беременные и несовершеннолетние, инвалиды, пенсионеры.

Голенев считает, что нежелание властей проявить великодушие чревато снижением доверия к ним в условиях нынешнего усложнения социально-экономической ситуации. 

Источник: https://www.ng.ru/politics/2020-04-26/3_7853_amnesty.html

До глубоких сидим

Амнистия на 2020

Тема амнистии заключенных «ушла», заявил “Ъ” глава президентского Совета по правам человека (СПЧ) Валерий Фадеев. По его мнению, массового освобождения из российских колоний, приуроченного к 75-летию Великой Победы, не состоится из-за нежелания «законодательных институтов» заниматься этим вопросом.

Депутат Госдумы и экс-судья Зариф Байгускаров сообщил “Ъ”, что в повестке ближайшего заседания нижней палаты, назначенного на 12 мая, «вопрос амнистии не стоит». Он отметил, что у законодателей до сих пор нет ни одного проекта амнистии для рассмотрения.

Источник “Ъ” в Кремле уверен, что у россиян в принципе нет запроса на амнистию.

Глава СПЧ Валерий Фадеев, комментируя по просьбе “Ъ” подготовку советом проекта амнистии заключенных в 2020 году, сообщил, что акта освобождения может не быть вовсе: «Тема амнистии ко дню Победы уже ушла, нет ее. Скорее всего, никакой амнистии не будет. Фундаментальные предложения по амнистии были озвучены членами СПЧ еще в декабре 2019 года, но законодательные институты власти не хотят амнистию проводить».

Напомним, господин Фадеев ранее заявлял только о том, что «предложения направлены» в Кремль и Госдуму, но не конкретизировал, подчеркивая лишь, что выступает «против амнистирования участников летних протестов в Москве».

В поддержку «широкой амнистии» Московской Хельсинкской группы (МХГ) для граждан, совершивших преступления небольшой и средней тяжести, в марте выступали члены СПЧ Николай Сванидзе, Леонид Никитинский и Наталия Евдокимова.

1 апреля “Ъ” сообщал об обсуждении на площадке совета проекта амнистии для шести категорий заключенных: совершивших ненасильственные преступления, людей в возрасте от 60 лет, страдающих тяжелыми заболеваниями, инвалидов I, II и III групп, имеющих несовершеннолетних детей, а также всех несовершеннолетних.

Глава комиссии СПЧ по взаимодействию с ОНК Андрей Бабушкин рассказал “Ъ”, что президиум СПЧ возвращался к теме амнистии во вторник, но к единому мнению не пришел. По его словам, обсуждались варианты как «амнистии для всех имеющих право на условно-досрочное освобождение» (УДО), так и сокращение сроков «не злостным нарушителям».

«В условиях эпидемии коронавируса остро стоит вопрос о существенном сокращении количества заключенных и в СИЗО, и в колониях (проект амнистии по “разгрузке” СИЗО и переводе заключенных под домашний арест ранее предлагала член СПЧ Ева Меркачева.— “Ъ”),— рассказал господин Бабушкин.

— Какой будет выбран способ амнистии, пока вопрос открытый».

Валерий Фадеев признался, что больше склоняется не к проекту амнистии, а к работе по линии УДО:

«Люди, имеющие соответствующие характеристики и такое право, не выходят, потому что суды не принимают решения (в период пандемии.— “Ъ”). Карантин нужно использовать в том числе, чтобы продумать процедуры освобождения по УДО, не останавливать их».

По словам господина Фадеева, член СПЧ и омбудсмен Свердловской области Татьяна Мерзлякова в среду сообщила ему о «введении в регионе практики дистанционного рассмотрения судами дел об УДО».

По данным главы СПЧ, суды в Свердловской области рассмотрели 41 заявление о досрочном освобождении «и вынесли положительные решения по 19 из них».

«Такую практику мы бы хотели распространить во всей России»,— заключил Валерий Фадеев.

Член комитета Госдумы по госстроительству и законодательству, экс-судья Зариф Байгускаров, комментируя “Ъ” возможную инициативу СПЧ об освобождении всех, кто имеет право на УДО, напомнил, что на него могут претендовать люди, в том числе совершившие тяжкие преступления: убийства и изнасилования, а также пожизненно осужденные.

Потому без учета таких обстоятельств, как признание вины, поведение в колонии и возмещение ущерба, инициатива «нецелесообразна», считает господин Байгускаров. «В целом документов по амнистии у нас нет, проекты мы (в Госдуме.— “Ъ”) не рассматривали и до 12 мая собираться не будем, только если не появятся срочные законы.

Вопрос амнистии в плане не стоит»,— сказал Зариф Байгускаров.

«В России треть заключенных отбывает сроки по ч. 3 ст. 228 УК РФ (незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств.

“Ъ”), в которой нет потерпевших, а значит, некому сказать, как того требует закон, он “за” или “против” УДО для осужденного,— обращает внимание глава НКО “Комитет против пыток” и член СПЧ Игорь Каляпин.

— И в этих случаях, вероятно, имеет смысл трактовать закон в пользу осужденного, освобождая его и разгружая таким образом колонии. Это помогло бы формировать резервные помещения в учреждениях ФСИН для изоляции тех, кто заболеет, в случае вспышки коронавируса».

Такого резерва, по словам господина Каляпина, в системе ФСИН «сегодня не существует», потому следует включать в проект амнистии заключенных из группы риска — «старше 60 лет, как и предлагалось ранее».

Игорь Каляпин также напомнил, что решение об амнистии, как правило, принимается лично президентом России. Источники “Ъ” в администрации президента не смогли прокомментировать возможную отмену амнистии в 2020 году, ссылаясь на отсутствие информации.

Один из собеседников, впрочем, отметил, что согласно данным социологии у граждан России сейчас нет запроса на амнистию.

О деталях социологического исследования АП подробностей не последовало.

Член комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Сергей Иванов (ЛДПР) уверен, что представители «Единой России» «не получили политического решения от исполнительной власти»: «Они говорят, что законодательство и так либерализовали, поэтому пусть сидят».

Как ранее сообщал “Ъ”, депутат Госдумы Сергей Шаргунов (КПРФ) еще в начале марта внес проект амнистии к 75-летию Победы. Он среди прочего предлагает прекратить дела участников летних московских протестов 2019 года и освободить от наказания лиц, осужденных в связи с ними по разным статьям УК РФ.

Глава комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников («Единая Россия») 20 марта заявлял, что считает маловероятным объявление амнистии к 75-летию Победы.

Позднее Павел Крашенинников сказал “Ъ”, что внесенные проекты об амнистии не прошли согласование с Минюстом и ФСИН, а соответствующих проектов постановлений сейчас нет: «Я всегда за амнистию, но есть процедурные моменты, а есть сущностные.

Сущностные заключаются в том, что мы не можем все время проводить амнистии по одним и тем же статьям (в 2013 и 2015 годах под амнистию попали ряд осужденных на срок до пяти лет, политические активисты, пенсионеры, беременные, инвалиды I и II групп.— “Ъ”). Честнее было бы их декриминализовать. Что касается процедурных моментов, пока нет ни проектов, ни обоснования, говорить о том, что мы сейчас что-то будем принимать, не приходится».

Мария Старикова, Кира Дюрягина, Андрей Винокуров

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4328510

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.